После того, как работа Минпромторга во время пандемии была сверху названа превосходной, сенсацией стал минпромторговский конгресс в рамках форума «Здоровье нации — основа процветания России». Спровоцировал интригу сам Минпромторг, задав конгрессу дискуссионный формат о том, как на самом деле промышленность обеспечила систему здравоохранения во время эпидемии. Такой самокритичный подход можно было бы только приветствовать, если воспринимать его как правдивое, а не имиджевое намерение или посчитать, что с COVID в стране покончено. Однако всё не так. Мало кто сомневается в осеннем обострении, даже если второй волны удастся избежать. И не может быть такого, чтобы ситуация в фармацевтической промышленности, долгие годы остававшаяся ультранапряжённой, вдруг резко поменялась, к тому же в кризисных условиях. Государственная программа «Развитие фармацевтической и медицинской промышленности» на 2013−2020 годы в 2017 году исполнена на 81,7%, в 2018 году — 62,9%. В 2019 года она исполнена хуже, чем в 2018 году. Доверие к российским препаратам могло бы быть повыше. Степень лояльности сограждан к отечественным лекарствам не устраивает ни министерство, ни производителей. Проблема с достоверностью информации в том, что происходит в здравоохранении после массового входа препаратов в народные массы. В мире зарегистрировано 210 тысяч действующих патентов на лекарственные препараты. Среди них на долю лекарственных препаратов, предназначенных для лечения онкологических заболеваний, приходится 11,4% патентов, СПИДа и туберкулеза — 0,3%. При этом доля патентов, действующих в Российской Федерации (от общего количества действующих патентов на лекарственные препараты в мире), составляет лишь 7,7%. Доля патентов, действующих в Российской Федерации, на лекарственные препараты, предназначенные для лечения онкологических заболеваний, составляет 5,6%, СПИДа — 7,2%, туберкулеза — 12,5%. По оценке экспертов пациентского сообщества, препараты иностранного производства на порядок превосходят качество препаратов отечественного производства. 70% считают, что лекарственное обеспечение инвалидов значительно лучше обеспечения не инвалидов. Около 60% довольно часто сталкиваются с перебоями в получении необходимых лекарственных препаратов, в том числе из-за сложившихся систем закупок.

И тем не менее на настроении устроителей конгресса это никак не сказалось. Высокостатусное мероприятие обеспечивалось по самому высокому уровню. В оргкомитете форума — 61 человек, и все сплошь сановные, именитые и знаменитые во главе с М. Мурашко, министром здравоохранения и Л. Бокерией, президентом Лиги здоровья нации. Сам ежегодный форум — четырнадцатый по счету. До 2012 года это было крупнейшее междисциплинарное собрание, посвящённое вопросам формирования здорового образа жизни и охраны здоровья граждан РФ. В рамках форума ежегодно проходила Всероссийская выставка-смотр федеральных и региональных социальных проектов, реализуемых в сфере формирования здорового образа жизни и охраны здоровья, обеспечения экологической безопасности, развития образования, физкультуры и спорта. В 2012—2013 годы форум стал межгосударственным и был переименован в Межгосударственный Форум государств-участников СНГ «Здоровье населения — основа процветания стран Содружества». В 2014 году форуму возвращено первоначальноое наименование. Проведением «постпандемического» XIY форума всем давалось понять, что жизнь входит в привычную колею. Все годы начало форумов оплодотворялось приветствием президента Российской Федерации в одноцветии приветствий премьера и председателя Совета Федерации. В этом году В. Путин приветствовал участников форума как своих уважаемых друзей. Текст приветствия начался с констатации важности того, что сегодня, когда мир столкнулся с новыми глобальными вызовами, организаторы форума сумели подготовить масштабное, серьёзное мероприятие, объединить на площадке форума известных учёных, врачей, экспертов, представителей общественных, некоммерческих организаций и бизнеса. Путин выразил уверенность, что участники форума обязательно обсудят актуальные проблемы, связанные с оптимизацией работы медицинских учреждений в условиях пандемии коронавируса, с профилактикой инфекционных и неинфекционных заболеваний, повышением эффективности межведомственного взаимодействия на федеральном и региональном уровнях в этой ответственной сфере. Что предложения и рекомендации обязательно будут востребованы. Обманулся ли Путин в своих ожиданиях? Удалось ли Мурашко и Бокерии, как они обещали, всесторонне рассмотреть и оценить эффективность межведомственного взаимодействия на федеральном и региональном уровнях по принятию неотложных мер для противостояния пандемии коронавируса? Доложили ли Путину, что на самом деле происходило на форуме?

За весь форум отвечать нет резона, достаточно исследовать минпромторговский конгресс как самый важный и близкий к теме. Скажем сразу: представителей Минпромторга не интересовало мнение участников. Не возникла даже мысль о необходимости каким-то образом задокументировать высказывания и оформить в виде итогового релиза или резолюции. Вопросы модератора от министерства, предваряющие выступления спикеров, были вялыми, не предполагающими дискуссии, не проблемными и даже не сформулированными заранее. Слова подыскивались на ходу, опережая так и не оформленные мысли. Самодовольство, самолюбование, удовлетворение от должности модератора рассыпалось лучами по залу. Было ясно: для министерства — всё уже позади. Всё вернулось на круги своя, началась обычное рутинное планомерное министерское функционирование. То, что было, и все неприятности благополучно завершились благодаря, слава богу, министерству.

Заявленными спикерами были А. Филиппов, генеральный директор аптечной сети «Ригла», Л. Титова, исполнительный директор Союза профессиональных фармацевтических организаций, В. Галкина, представитель кампании «Герофарм», Ю. Юрьева из BIOCAD, С. Кирилов из холдинга «Швабе». По их мнению, оказывается, ничего еще не завершилось. Фармацевты и производственники самодеятельно готовятся ко второй волне, хотя и в меньшей неопределенности, чем это было в начале, когда никто ничего не знал.

Как всё было? Фармпредприятия и аптечные сети в первые недели пандемического кризиса оказались в ситуации абсолютной изолированности, вынужденной самодеятельности и правовом вакууме. Приказ всем сидеть по домам был понятен, но было ясно, что надо работать. А как? Стали сами придумывать меры санитарной безопасности производства, чтобы и сохранить, и продолжить его. Никто не понимал, какой ассортимент нужен, решения принимались на уровне слухов. С закрытием внешних границ сразу же возникли большие сложности с поставками фармсубстанций (для справки: абсолютным лидером поставок в Россию в 2019 году оставался Китай (почти 52%), а далее — Индия, поставлявшая 234 фармсубстанции, 58 из которых уникальны. Первым выпал из обоймы Китай. Индия ввела запрет на вывоз 26 субстанций, что сильно ударило по производителям антибиотиков и дженериков — А.М.).

Поскольку лекарственный рынок рынком так и оставался, произошел взрывной рост цен. Его было некому остановить, и никто не пытался это делать. Возникла проблема разрыва взаимодействия всех со всеми, в том числе в правовом пространстве. Конфликтных ситуаций прибавилось. Для разрешения конфликтов требовались срочные судебные решения, а суды тоже ушли на карантин. К тому же фармрынок залихорадило. Он очень послушен с точки зрения исполнения государственных предписаний, поэтому еле-еле удалось избежать крупных неурядиц из-за того, что некоторые срочно принимаемые решения «через десять дней», как выразились участники конгресса, отменялись.

Так было. Потом стало налаживаться взаимодействие, в том числе с Минпромторгом. Но главное — что дальше? Что нас ждет впереди, задавались вопросами участники конгресса. Как и к чему готовиться? Все знают, как готовиться к приходу эпидемий гриппа, а как готовиться ко второй ковидной волне? Будет вновь авральный режим, или можно как-то что-то спланировать? Каков, например, должен быть минимальный ассортимент в аптеках? Что с интерфероном? Сколько надо производить парацетамола? Как будут лечить пациентов, сохранится ли «стационар на дому» с бесплатным получением лекарств? Кто будет оплачивать лекарства? Если для производителя здесь нет вопросов, то для дистибьютора они есть: куда отдавать запас лекарств — в аптеки для покупки самими гражданами или за счет средств региональных бюджетов? Вакцинация — бесплатная? Если да, то для граждан в государственных медучреждениях могут быть большие очереди и опасность контактов. Можно ли вакцинироваться в частных клиниках, где, понятно, дорого, но зато без очередей и опасности заразиться? Что делать с огромным масочным запасом, который был создан, не считаясь с ценой, который по кризисной цене уже не продашь? Как будут решаться логистические проблемы с субстанциями? Они требуют перехода к локализации производства в России, без чего говорить о лекарственной безопасности страны нельзя. Только в августе правительство перешло от констатации важности обратить внимание на резкий рост цен, произошедший в острый период, к проекту постановления о регулировании цен, которым предусматривается соответствующая реакция, если рост произошел на 30 и более процентов. Однако очевидно, что рост цен всегда касается не дорогих лекарств, а лекарств массового спроса. И как тут быть — еще не ясно.

Итак, итог: минпромторговский конгресс превратился в самоотчет ведущих фармпроизводителей, аптечных сетей и производителей медоборудования и в постановку ими проблемных вопросов. В пустоту. А заданная тема — роль отечественной промышленности в обеспечении отечественной системы здравоохранения — раскрытой так и не оказалась. На вопрос из зала, хватит ли на новую волну средств индивидуальной защиты врачей или они так и останутся в дефиците, прозвучали цифры производства: максимальный суточный объем производства респираторов — 530 тысяч, защитных костюмов — 200 тысяч, перчаток — 115 тысяч пар, защитных очков — 50 тысяч и огромный тоннаж антисептиков. Дескать, считайте сами. Много это или мало? Представителей системы здравоохранения на данном конгрессе не было, считать было некому. Таковым оказалось демонстративное взаимодействие двух министерств на демонстративном конгрессе, который напутствовали руководители государства.

Производство форумов у нас в стране давно поставлено на демонстративный поток. Детальных отчетов о результатах международных и общероссийских форумов, итоговых ежегодных докладов Минпромторга об итогах конгрессно-выставочной деятельности в открытом доступе нет. Есть только пресс-релизы. Сиюминутному релизному вранью верить нельзя. Результаты форумов, если они действительно полезные, всегда надолго отсрочены. Полезно было бы узнать, как проведенный в России год или два года назад международный форум сказался на социально-экономическом развитии страны. И не напрасно ли потрачены деньги на проведение мероприятия. Этого нет, зато уже через пять минут после закрытия мероприятия нам всегда спешат сообщить, что по своему масштабу и результатам форум вышел на новый уровень, ознаменовался новыми достижениями, и его справедливо можно назвать прорывным, новаторским и технологическим.

Поэтому хотелось бы, чтобы и мы, и Путин знал, о чём говорили те, кого он напутствовал.

Комментарии (1):

Calm47 29.08.2020 13:48, #42292
Прочитал это истеричное словоизвержение (если мягко выражаться) автора и не понял при чем здесь Путин???? И что он должен знать , словоизвержение автора и его безграмотные вопли?? Помесь экскурсов , домыслов и ничего по сути. А оценки таинственных экспердов "потребительского сообщества" как иллюстрация уровня обоснованности истерии.

Опрос

Белоруссия до конца года войдёт в состав РФ?
Результаты голосования
Архив опросов

Рубрики

В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».

ИА REX — российское информационное агентство, не иностранный агент

ИА REX — международное экспертное сообщество. Мы ориентированы на информирование аудитории о событиях в России и за рубежом, знакомим читателей с мнением независимых экспертов, их реакцией на эти события.

Редакция агентства не несёт ответственности за материалы опубликованные в разделе «Пресс-релизы».

Допускается свободное некоммерческое использование материалов с обязательной ссылкой на ИА REX. Подробнее см. правила использования.

Мы выбрали хостинг от REG.ru

© 2009-2020 Информационное агентство REX

Свидетельство о регистрации СМИ:

Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
ИА № ФС 77-55032 от 14.08.2013

Материалы агентства могут содержать информацию 18+

Rambler's Top100