На окраинах и на пространствах бывших империй — Германской, Австро-Венгерской, Российской и Оттоманской — безостановочно шли конфликты. На востоке Европы, на Дальнем Востоке, на Среднем Востоке и на Ближнем Востоке они часто перестали в войны. Огромная дуга от Северного Ледовитого океана до Черного моря, от него через Балканы до Малой Азии и оттуда до границы Британской Индии была заполнена столкновениями. Шло становление нового порядка на постимперском пространстве, и это создавало немало проблем колониальным системам, выстроенным Францией и Великобританией, тем более что эти державы, хотя и вышли из войны ослабленными, но все же значительно расширили свои владения и сферы влияния. Между тем у Парижа и Лондона было немало проблем и в старых колониях.

Весьма тяжелым было положение в британской Индии. В 1917 году государственный секретарь по делам Индии лорд Эдуард Монтегю заявил о начале реформы в деле управления Индией — внедрения системы ответственного правительства в колонии как неотъемлемой части Британской Империи. Затянувшаяся подготовка вызвала активизацию Индийского Национального конгресса. Положение в колонии было чрезвычайно сложным. Численность англо-индийской армии выросла со 155 тыс. чел. в 1914 году до 573 тыс. чел. в 1918 году. Формировалась она на добровольческой основе, большая часть солдат отправилась воевать за пределы субконтинента. За годы войны через армию прошло свыше 1 млн чел., 62 тыс. из них было убито и 67 тыс. ранено. После её окончания индийские части по-прежнему активно использовались в Египте, на Ближнем Востоке, в Африке. Людские и финансовые потери британской Индии были весьма велики.

В 1918—1919 годах только от эпидемии «испанки» умерло около 12 млн. чел., власти ничего не предпринимали. Призывы Махатмаса Ганди к ненасильственным протестам были поддержаны лишь частично. Протесты сопровождались столкновениями с полицией. В марте 1919 года в Дели колонна демонстрантов была обстреляна полицией, были жертвы. Митинги протеста стали собирать по несколько десятков тысяч человек. Один из них, проведенный 13 апреля 1919 г. в Амритсаре, закончился нападениями на европейцев. Бригадный генерал Реджинальд Дайер приказал открыть огонь. Войска — британцы и гуркхи — сделали 1650 выстрелов. Улицы покрылись трупами. Количество жертв колебалось от 500 до 1 тыс. чел. Генерал приказал индусам ползать по улице, на которой были совершены нападения на британку. Все индусы должны были приветствовать каждого европейца и т.д. Реакция колонии была весьма болезненной. Даже Пенджаб, который традиционно давал значительное количество добровольцев для англо-индийской армии, оказался под впечатлением случившегося. Здесь было введено осадное положение.

В начале мая 1919 года начались стычки на границе между Афганистаном и Британской Индией. Эмир Аманулла собрал дурбар и провозгласил священную войну против Англии. 4 мая афганцы вторглись в нейтральную зону. В Пешаваре начались волнения. Англичане вынуждены были эвакуировать несколько пограничных гарнизонов, оказавшихся под угрозой блокады и уничтожения. Первые успехи вызвали шок и у наступавших, и у британцев. К масштабным действиям афганцы были не готовы. Они вынуждены были остановиться. Британское командование подготовило контрудар с применением авиации и броневиков. Эти новшества произвели сильное впечатление на афганцев. Командование англо-индийской армии собрало весьма значительные силы на границе с Афганистаном — до 340 тыс. чел. Их численность на основном направлении — в Вазиристане — составила 83 040 чел. (включая 37 870 вспомогательных войск), в основном это были индусы. 17, 20 и 24 мая британская авиация атаковала Джелалабад.

Ранее на ИА REX: Ошибки СССР в начале войны против Финляндии

Самолеты бомбили и обстреливали из пулеметов позиции противника. Эффект был весьма серьезным — после удара британцев афганские ополчения бежали. Армия сражалась лучше, но её было недостаточно для того, чтобы сдержать натиск противника. 24 мая англичане нанесли первый воздушный удар по Кабулу. В налетах приняли участие тяжелые бомбардировщики Handley Page V/1500, которые создавали в годы Мировой войны для ночных налетов на Берлин. Каждый такой самолет мог пролететь до 2 тыс. км и сбросить на головы афганцев до 1,4 тонны бомб. Бомбежка афганской столицы вызвала панику в городе, на линии противостояния войск взаимодействие сухопутных сил и авиации было хорошо налажено и привело к самым положительным для англо-индийских сил результатам. Впрочем, вылеты не были для британских пилотов безопасной прогулкой в воздухе. В горах и ущельях, где нередко позиции отрядов Амануллы находились выше пролетавших самолетов, афганцам удалось винтовочным огнем повредить несколько машин. Впрочем все они «дотянули» и приземлились на своей территории. 3 июня было подписано англо-афганское перемирие, а 25 июля начались переговоры в Равал-Пинди об условиях мира. 8 августа был заключен прелиминарный мир, но эпизодические военные действия продолжались до конца 1921 г.

С марта 1919 года волнения начались в Египте, оккупированном еще в 1882 году и с 18 декабря 1914 года ставшем британским протекторатом. Поначалу это были студенческие выступления, сразу же поддержанные горожанами, последовали забастовки рабочих и волнения феллахов. Египетская армия и полиция казались надежными, но британское командование предпочло перебросить сюда европейские армейские части — несколько десятков тысяч человек, которые давно уже ждали демобилизации. В кратчайший промежуток времени более 1 тыс. протестующих было убито, более 1,5 тыс. — арестовано, 57 — казнено.

На Ближнем Востоке проблемы были не только у Лондона. В ноябре 1919 года французы приняли решение приступить к оккупации Сирии. Номинальным правителем её был принц Фейсал ибн Хусейн — союзник англичан в годы Первой мировой войны, пытавшийся создать единое арабское государство с центром в Дамаске, которое должно было включить в себя Сирию, Палестину и Ливан. Эти планы не были реализованы. В июне 1920 года Лига Наций передала Сирию и Ливан в управление Парижу. 75−77% населения были представлены мусульманами, которые весьма негативно встретили эту новость. Французские войска были введены в Ливан и двинулись в Сирию. Фейсал понимал свою обреченность и капитулировал, но его сторонники попытались остановить французов. 24 июля 1920 года около 3 тыс. арабов попытались остановить французские колонны в 12 км. от Дамаска, на перевале Майсалун. Против 12 тыс. обученных войск ген. Анри Гуро, имевших поддержку артиллерии, авиации и бронетехники у арабских ополчений не было ни единого шанса. Они были разбиты, и 26 июля французы заняли Дамаск, а через день Фейсал вынужден был покинуть Сирию. Проблемы на этом не закончились.

Французских сил было совершенно недостаточно, чтобы контролировать территорию в 168 тыс. кв. км с населением около 2,882 млн чел. Этнические и религиозные меньшинства Сирии и прежде всего алавиты начали оказывать вооруженное сопротивление. Восстания следовали одно за другим, в июле 1920 года провинция была оккупирована и разделена на несколько «государств». Это были Великий Ливан, Дамаск, Алеппо и автономная территория алавитов, Государство друзов и районы военного управления. 1 июля 1922 года первые три из них были объединены в «Сирийскую Федерацию». Это не помогло, и в июле 1925 года в Сирии началось восстание друзов, на подавление которого Франция была вынуждена направить значительные силы. Положение усложняло то, что движение на этот раз быстро приобрело черты общеарабского.

Весьма сложным в 1920 году было положение и в британских зонах — Трансиордания была на грани восстания. С 1919 года волнения начались еще в одном новообразованном государстве. Это был Ирак, созданный из трех османских провинций, оккупированных в ходе войны Англией — Басры, Багдада и Мосула, где проживало около 2,85 млн чел. Здесь было провозглашено новое королевство, переданное Лигой Наций в управление Лондону. 75% населения составляли кочующие и часто враждебные друг другу племена. В июне 1920 года в Ираке вспыхнуло восстание. Его руководителями были бывшие офицеры из арабской армии Фейсала, имевшие опыт военных действий. Англичане опасались проникновения сюда большевистских идей. На подавление были брошены значительные силы. В северной Персии и Месопотамии действовало 12 тыс. британских и 61 тыс. индийских солдат и офицеров. Их содержание в 1919 году обошлось британской казне в огромную сумму в 32 млн фунтов, и правительство собиралось сократить численность контингента вдвое. Общие потери англо-индийской армии в течение самой горячей фазы восстания составили 2226 чел., потери повстанцев оценивались в 8450 чел. К январю 1921 года восстание было подавлено, власти изъяли около 35 тыс. винтовок. 23 августа 1921 года королем был избран Фейсал, началось строительство органов государственной власти — но спокойствие так и не наступило: в новом королевстве восстания следовали одно за другим. В Иране также разворачивалось массовое движение протеста против англо-иранского договора, заключенного 9 августа 1919 года. Фактически это было соглашение о протекторате. Революция на Востоке могла способствовать революции на Западе, на которую советское руководство возлагало немалые надежды.

Самый масштабный конфликт — Гражданская война в России, казалось, подходил к своему завершению в начале 1920 г. Во всяком случае, в европейской части страны. Весной 1920 года Красная Армия окончательно разгромила белых в Поморье. Северный фронт был ликвидирован. 20 февраля был взят Архангельск, 13 марта — Мурманск. 22 марта 1-я Конная армия вошла в Майкоп. Деникин был разбит, бои на этом фронте также закончились. 27 марта был взят Новороссийск. Сопротивления уже не было. Белые армии сумели сохранить под контролем только Крым. Он был обречен. Но этот очаг войны сумел продержаться чуть больше, чем думали многие. 27 марта 1920 года Польша приступила к широмасштабным военным действиям. 21 апреля было подписано польско-финское соглашение о взаимной поддержке, финны должны были нанести удар по Петрограду (они так и не сделали это, сославшись на то, что обязательство распространялось только на случай агрессии со стороны России). Финнов и поляков готовились поддержать латыши и эстонцы, но этим планам не дано было свершиться. Вскоре польский фронт затрещал по всем швам и никто не спешил принимать на себя удары, предназначенные полякам.

Советскому государству чрезвычайно важно было восстановить снабжение промышленности и транспорта нефтью и хлопком. Стратегической необходимостью стало возвращение в Закавказье и Туркестан, налаживание работы железной дороги и морских поставок по линии Баку-Астрахань. 27 апреля 1920 года в Баку началось восстание, подготовленное большевиками. Его поддержали рабочие, экипажи канонерских лодок «Карс» и «Ардаган», часть гарнизона. Созданный Азревком обратился с просьбой о признании и поддержке к Совнаркому РСФСР. Войска Красной Армии перешли границу. На острие наступления шли 4 бронепоезда с десантом. Сопротивления почти не было. Солдаты мусаватисткой армии разбегались, бросая артиллерию, пулеметы, обозы. Передовой бронепоезд был несколько раз обстрелян, на этом все кончилось. Уже в 05:00 27 апреля бронепоезд «III Интернационал» прибыл на бакинский вокзал. Турецкие солдаты и офицеры, находившиеся в Баку, перешли на сторону большевиков по приказу своего командования. В городе был образован Временный Революционный Комитет во главе Н. Н. Наримановым. Комитет немедленно обратился за помощью в борьбе с контрреволюцией к РСФСР и сформировал Совнарком новой советской республики, который также возглавил Нариманов. Первые части 11-й армии подошли в город через два дня, и до 30 апреля «III Интернационал» с его десантом был единственной вооруженной силой, пришедшей в город из РСФСР. 5 мая «освобождение трудовых масс независимой Азербайджанской республики» приветствовал Совнарком РСФСР.

В Баку находилось около 300 млн пудов нефти, ежемесячная добыча равнялась 20 млн пудов. Это давало возможность быстрого решения проблемы топливного кризиса в РСФСР. Но нефть необходимо было довезти до Астрахани. По окончании Гражданской войны на юге России остатки белогвардейцев на кораблях Каспийской флотилии уничтожили имущество в Петровск-Порте и ушли сначала в Баку, где правительство мусаватистов предложило им поднять флаг АДР. Принять это предложение команды отказались и ушли в персидский порт Энзели. Они увели туда торгово-пассажирские и нефтеналивные суда, частично переделанные во вспомогательные крейсера. Техническая часть кораблей пришла в упадок, их команды, по сообщениям советской разведки, находились в угнетенном состоянии. Белое командование заменяло судовой состав офицерами, которые были настроены сражаться до последнего.

В Энзели находился британский гарнизон. В северную Персию англичане начали входить в январе 1918 года по мере того, как её покидали разложившиеся после революции русские войска. Поводом для этого было недопущение в бывшую русскую зону оккупации турецких и германских войск. Уже в феврале 1918 года британцы заняли Энзели, который превратился затем в одну из важнейших баз для их действий в районе Каспия. В августе 1918 года 1,5 тыс. солдат ген.-м. Лайонелла Данстервилла высадились в Баку и уничтожили там Советское правительство во главе с С. Г. Шаумяном. Вскоре им пришлось покинуть город, но уже в ноябре 1918 г. они вернулись. Британские военные находились в Баку до января 1919 года, после чего ушли в Энзели, что, разумеется, не означало ухода из региона. В Лондоне считали необходимым защищать в Закавказье свои экономические и идеологические интересы. Британцы поддерживали местных националистов и белых в борьбе против Советской власти. Не упускались из вида и стратегические задачи — защита дальних подступов к Индии.

Лорд Керзон мечтал прикрыть её «мусульманской цепью государств». Целостность Персии рассматривалась при этом как одно из важнейших условий создания этой преграды. В январе 1919 года в Имперском Генеральном штабе была проведена стратегическая игра по отработке плана по защите Индии — он предполагал необходимость удержания трех линий обороны: 1) Константинополь-Батум-Баку-Красноводск-Мерв; 2) Константинополь-Батум-Баку-Энзели-Тегеран-Мешхед; 3) Северная Плаестина-Мосул-Ханекин-Бирдженд. Для удержания первых двух было признано необходимым перебросить в регион еще семь дивизий (две — в Закавказье и пять — в северную Персию). Такой возможности у Лондона не было. Военные признали, что смогут прочно удержать только третью линию. С другой стороны, Форин офис с января 1919 года постоянно получал информацию о том, что большевики наращивают свою силу и вскоре проявят ее в Закавказье и северной Персии. Адмиралтейство также било тревогу — Первый лорд Уолтер Лонг считал абсолютно недопустимым потерю контроля над нефтью Персидского залива и готов был защищать её на Каспии. К 1920 году советско-английское противостояние на этом море имело, таким образом, уже двухлетнюю историю. Энзелийский гарнизон мог получить поддержку со стороны оккупационных сил Месопотамии и северной Персии. Это не остановило решимости красного командования вернуть корабли.

Еще 18 марта 1920 года командующий Волжско-Каспийской флотилией Ф. Ф. Раскольников запросил руководство страны, что делать с кораблями в Энзели — ограничиться блокадой, перейти к комбинированным действиям на суше и море, или Совнарком ограничится дипломатическими требованиями вернуть корабли. 20 апреля Троцкий предложил проект ответа на запрос Раскольникова: «Очищение Каспия от белогвардейских сил должно быть осуществлено во что бы то ни стало». Предлогом для операции должна была стать неспособность персидских властей самостоятельно разоружить ушедшие корабли белых. Ленин согласился с этим предложением. 1 мая 1920 г. командующий Морскими силами РСФСР А. В. Немитц подписал директиву на имя Раскольникова. Задачей операции было названо очищение Каспия от флота противника. «Так как для достижения этой цели потребуется десант на персидской территории, то он и должен быть осуществлен вами».

14 мая Раскольников отдал приказ по Каспийско-Волжской флотилии о проведении операции на Энзели: «С целью не допустить возможности противнику вновь воссоздать боевую силу на море и в корне обеспечить за нами господство на Каспийском море необходимо захватить в свои руки все находящиеся в Энзели плавучие средства». По оценкам советской разведки, в Энзели находилось 2−3 полка британской пехоты при 6−8 шестидюймовых орудиях на батареях приморского фронта (эти данные были завышены). На самом деле там стояли несколько батальонов 36-й индийской бригады под командованием ген.-м. Хью Фредерика Бетмен-Чемпэйна и персидские «казаки». Против них действовала Каспийская флотилия (три эсминца и три вспомогательных крейсера), усиленная вооруженным пароходом и двумя трофейными азербайджанскими канонерскими лодками (бывшие русские «Карс» и «Ардаган»). Флагманом был эсминец «Карл Либкнехт». По берегу из Ленкорани шел кавалерийский дивизион. Уже 11 мая британские источники заявили о переходе советскими войсками границы с Персией.

17−18 мая 1920 года флотилия внезапно нанесла удар по порту, принудив белогвардейцев к бегству, а британцев к капитуляции. Для советских моряков это была месть за «Кронштадтскую побудку» (в ночь с 17 на 18 августа 1919 г. семь британских торпедных катеров совершили дерзкий набег на базу Балтийского флота — англичане потеряли три катера, но потопили крейсер, плавбазу подводных лодок и повредили старый линкор). В 1920 году у Красного флота возникла возможность вернуть долг, и он ее не упустил. Уведенные корабли — 10 крейсеров и 10 транспортов и многочисленные трофеи — имущество, оставленное по условиям капитуляции, было перевезено в советские воды и порты. Среди призов флотилии было и 12 быстроходных английских минных катеров, 6 гидропланов, 50 орудий, 20 тыс. снарядов к ним и т.п. Конечно, операция была проведена не ради эмоций красных моряков. Каспийское море стало безопасным для транспортных перевозок. «Притоку нефти к сердцу Республики, — докладывал Ленину Раскольников, — не угрожает никакая опасность».

Огромный успех, сделавший Каспий безопасным для советского судоходства, не менял общего положения. Необходимо было наладить контроль над нефтедобычей. В мае 1920 года добыча нефти в Баку составила 18 500 тыс. пудов и в Грозненском районе — 1741 тыс. пудов, после чего рост продолжался только в Грозненском районе, достигнув в августе 5819 тыс. пудов, в то время как в Баку добыча упала до 12 200 тыс. пудов. Рост здесь начался только в 1921 году. Новая власть сделала все возможное для мобилизации рабочих для восстановления нефтедобычи. Но весной 1920 года положение Советской республики было по-прежнему сложным. В конце апреля и начале мая 1920 года поляки наступали на всем фронте — на Украине и в Белоруссии. 4 мая Ленин поддержал предложение Чичерина о приостановке действий в Завкаказье и Крыму, в тот же день Г. К. Орджоникидзе получил телеграмму главы Совнаркома, обязывающую его «воздержаться от наступления на Грузию».

Временная приостановка наступила и в советизации остальной части Закавказья. Поэтому, когда 9 мая в Карсе и 10 мая 1920 г. в Александрополе (совр. Гюмри) началось восстание армянских большевиков и их сторонников, оно не было поддержано Москвой. Положение на Польском фронте требовало от Москвы концентрации сил на другом направлении. Уже 28 апреля последовало распоряжение Главкома С. С. Каменева о начале переброски войск с Кавказского фронта на Западный и Юго-Западный.

С другой стороны, Грузия начала мобилизацию сразу после советизации Азербайджана. После первых столкновений на границе в начале мая в районе Красного Моста через реку Храми части Красной Армии отошли назад. В Грузии восприняли это как победу, началось ликование. 8 июня 1920 года большевики начали восстание в Южной Осетии. Гарнизоны грузинского меньшевистского правительства были разоружены, чиновники изгнаны. Восставшие провозгласили установление Советской власти, центром Южной Осетии стал город Цхинвал. Оно также не было поддержано. Подавление восстания быстро приобрело характер этнической чистки. Грузинские каратели всего за 10 дней уничтожили 25 крупных и множество мелких сел, жители которых были убиты.

В 1920 году регион от Батума до Кабула был политически нестабилен, и возникающие здесь проблемы могли существенно осложнить внешнеполитическое положение Советской России. В Центральной Азии антиколониальное движение все отчетливее принимало антибританскую направленность. «Энзелийская побудка» произвела значительное впечатление на регион. Это была демонстрация силы на фоне начавшихся волнений в Персидской монархии. 15 апреля 1920 года в Тегеране началось восстание под лозунгом изгнания из страны англичан и их сторонников. Восстание против англичан началось и в провинции Гилян. Бои здесь шли с перерывами с весны 1918 года. С января 1920 г. в советском руководстве обсуждались даже планы возможной советизации этого региона. После высадки в Энзели была предпринята попытка оказать военную и политическую помощь вождю местных повстанцев Кучук-хану. Он привел сюда свой отряд численностью около 200 сабель. Эти силы, разумеется, не могли претендовать на самостоятельную роль в регионе, но именно эту роль и хотел играть Кучук-хан. Ему было все равно, с чьей помощью бороться за власть — зимой 1918 года он пытался получить поддержку от британцев.

Центральное правительство в Тегеране имело в своем распоряжении вполне боеспособные силы: дивизию шахских «казаков» (создана русскими инструкторами в 1879 г. — 8 тыс. чел.), жандармерию (создана шведскими инструкторами в 1911—1915 гг. — 8400 чел.) и бригаду южно-персидских стрелков (создана британскими военными в 1916 году — 6 тыс. чел.). Для борьбы с красными частями они не годились, но для победы над небольшой группой повстанцев этих сил хватило бы с избытком. Известие о высадке десанта в Энзели вызвало в Тегеране панику. Шах немедленно обратился за помощью к Британии. В Лондоне забили тревогу — «The Times» заявила о том, что англо-персидское соглашение оказалось под угрозой. Правительство Великобритании колебалось, Военное министерство настаивало на выводе войск из северной Персии. Генералы считали, что не могут противостоять большевикам в этом районе.

Ни одна империя не может быть сильной повсюду. Великобритания была неизмеримо сильнее Советской России, но в этот момент сил на конфликт с ней у Лондона все равно не было. Впрочем, вскоре выяснилось, что оснований для беспокойства все же нет. Поначалу Москва категорически запретила вмешательство во внутренние конфликты соседней страны: «Наши части не должны выходить за пределы Энзели ни под каким видом. Необходимо немедленно же декларировать, что, не смотря на присутствие русских частей, власть в Энзели принадлежит Персии». Масштабный и открытый конфликт с Англией не входил в планы Москвы. В мае были выведены войска из Ирана, его воды покинули корабли Волжско-Каспийской флотилии.

Какие-то надежды на революцию в Персии все же оставались, и здесь после колебаний все же попытались пойти на революционный эксперимент. Не сразу и не открыто. 6 июня 1921 г. Кучук-хан провозгласил создание в Гиляне Советской власти и обратился за поддержкой к Москве: «Волей трудового народа в Персии образовалась Советская власть, которая начала создавать Красную Персидскую Армию на принципах создания Российской Красной Армии для уничтожения поработителей персидского народа». 6 июня был сформирован Совнарком новой республики во главе с Кучуком. Главным лозунгом этого правительства стал призыв «Долой англичан!» По словам явно сочувствовавшего движению Раскольникова, персидская казачья дивизия в Тегеране была готова присоединиться к Кучук-хану, а англичане, отходившие в сторону Багдада, больше всего боялись своих индийских солдат, готовых выйти из подчинения. Разумеется, лозунг борьбы с англичанами был недостаточен для сколько-нибудь серьезного государственного строительства, и 7 июня Совнарком Персидской Советской республики в Гиляне издал Манифест. В нем говорилось об уничтожении монархии, создании Советской власти, равноправии наций и защите ислама.

Путаница между декларациями и неспособностью найти сколько-нибудь надежную социальную опору убедили советское руководство — своими силами Кучук-хан справиться не сможет и массовую поддержку его движение не получит. Попытки создать более или менее значительную армию гилянскому правительству не удались. Военная поддержка из Москвы также не была предоставлена. Небольшие столкновения с шахскими отрядами, которые опирались на поддержку Великобритании, окончились неудачно для Кучук-хана. В ноябре 1921 года шахское правительство восстановило контроль над Гиляном. Часть лидеров бежала в Советский Азербайджан, Кучук-хан ушел партизанить. «В Персии все кончено. — Известил Киров Москву 8 ноября 1921 г. — Энзели взят иранскими войсками». Вскоре отряды партизан были разгромлены, Кучук-хан убит, его голову отправили в Тегеран.

Очередной раунд советско-британского соперничества в Персии был закончен.

Опрос

Поддерживаете ли Вы проведение парада Победы 24 июня?
Результаты голосования
Архив опросов

Рубрики

В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».

ИА REX — российское информационное агентство, не иностранный агент

ИА REX — международное экспертное сообщество. Мы ориентированы на информирование аудитории о событиях в России и за рубежом, знакомим читателей с мнением независимых экспертов, их реакцией на эти события.

Редакция агентства не несёт ответственности за материалы опубликованные в разделе «Пресс-релизы».

Допускается свободное некоммерческое использование материалов с обязательной ссылкой на ИА REX. Подробнее см. правила использования.

Мы выбрали хостинг от REG.ru

© 2009-2020 Информационное агентство REX

Свидетельство о регистрации СМИ:

Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
ИА № ФС 77-55032 от 14.08.2013

Материалы агентства могут содержать информацию 18+

Rambler's Top100