Всё по Экклезиасту: на смену «времени обнимать» пришло «время уклоняться от объятий». «Время разбрасывать камни» (рассеивать слухи, сочинять мифы, распространять домыслы, придумывать легенды, заниматься конспирологией, выискивать исторические параллели, искать ответы в древних пророчествах etc) вытеснено временем «собирать камни».

Весь медиамир превратился в фабрику по производству и сборке предложений самим себе и государству вариантов решения проблем, спровоцированных СОVID-19. Если вначале тревожили сугубо медицинские и санитарно-гигиенические вопросы эпидемии, то теперь прибавляются всё новые и новые социально-экономические и политико-управленческие аспекты.

Как никогда оказалось востребованным телевещание. Оно однозначно опережает в авторитетности соцсети. Однако по-прежнему в первых рядах телепартера оказываются универсалы-обладатели рецептов на все случаи жизни из числа, видимо, самых мало занятых профессиональным делом: депутаты, сенаторы, а также президенты аналитических ООО. Из среды последних в телеэфир приглашаются апологеты власти и ее оппоненты априори. Для остроты сюжета. Поэтому к традиционным для русских вопросам «кто виноват?» и «что делать?» добавляется крик «дайте же мне договорить!».

Редакторы неинформационных телепрограмм федеральных каналов, покрывающих 98 процентов эфира всей страны, теперь суфлируют телеведущих вопросами: «Какое решение государственного масштаба мы сегодня должны принять, чтобы быть готовыми к любому варианту развития событий? Во что обойдется нам коронавирус? Глобализация — под угрозой? Как срочно помочь миллионам таких, которые вынужденно прекратили работать, остановили все бизнес-проекты и фактически потеряли источник существования? О каком числе разоряющихся предпринимателей надо говорить: о трех, пяти, восьми миллионах?»

Вопросы вроде на злобу дня, только известно, что один дурак может задать столько вопросов, что и семь мудрецов не ответят. Оригинально прокомментировала В. Познеру всю эту ситуацию А. Попова, руководитель Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, главный государственный санитарный врач РФ: «40 тысяч болельщиков всегда всё знают лучше тех двух десятков футболистов, которые сейчас на поле». Ее пятидесятиминутное интервью вышло только один раз в 22:30 по Москве в авторской программе в стиле «лицом к лицу», хотя именно оно своим содержанием могло бы не только нейтрализовать многие домыслы, но и действительно добавить адекватной информации и оптимизма.

Оптимизма, который постоянно отнимают у телеаудитории участники других противовирусных телепрограмм. Это одни и те же лица, постоянно оказывающиеся в зоне теледоступа и уверенные, что им есть что сказать и по теме СОVID-19. Весь мир в замешательстве, но они всегда на коне. Труба зовет одни и те же лица, одни и те же должности, один и тот же текст и стиль. Если это депутат Государственной думы или сенатор, то главный мотив его телеучастия чаще всего заключается в том, чтобы, ничего не сказав по существу, осудить тех, кто говорит неправильно, и высказать от имени народа поддержку курсу. Обратите внимание: в Совете Федерации вопрос по повестке дня всегда начинает докладывать представитель профильного комитета, но на вопросы по закону всегда отвечает представитель правительства. Хотя это дело докладчика или хотя бы представителей Госдумы, принявшей тот или иной закон, поступивший на одобрение в Совет Федерации.

Принимая к размышлению надуманную телередакторами тему: «Что более губительно: отсутствие самоизоляции и риск распространения коронавируса или жесткая самоизоляция и угроза разрушения экономики?», член Совета Федерации О. Морозов даже не запнулся в ответе:

Морозов даже готов сам оплатить эту работу по мойке подъездов из своего кармана кому-то из студии, осмелившемуся указать на несусветность предложения сенатора. И еще член Совета Федерации рассказал поучительный случай из личной жизни. Будучи в 2008 году первым заместителем председателя Госдумы, он входил в государственную антикризисную комиссию, которая в ручном режиме управляла страной. Комиссию возглавлял тогдашний первый вице-премьер. Собирались каждый день. Каждый день представитель министерства докладывал, что происходит в отрасли, какие есть проблемы. Штучно выбирали те предприятия, которым нужно оказать экономическую поддержку. И помогали. О. Морозов по ходу изложения, видно, сообразил, что пример из другой оперы, и подытожил: сейчас ситуация другая, но то, что он сказал — это методическая подсказка.

Как воспользоваться этим методом в ситуации необходимости помочь организациям, которые не видны с вершины государственной пирамиды власти и не поддаются ни ручному, ни машинному управлению? Как применить этот способ ручного управления государством с участием О. Морозова, если речь идет о неотложности личной помощи миллионам гражданам в сумме и каждому конкретно из этих миллионов граждан? В благополучное и стабильное время в нашей стране можно было бы снисходительнее отнестись к тем или иным государственным деятелям за спиной президента и к тому, что они говорят с телеэкрана. И даже не называть их имен. Сейчас время другое. Оно не для обсуждения проблем мироустройства после коронавируса, выдвижения прогнозов того, кто окажется в наибольшем выигрыше или проигрыше, рекламы личного опыта успешного участия в управлении государственными делами.

Мы все в Коммунарке. Никакого особого пути у России нет. Из-за субъективизма как метода в Италии погибли уже 50 священников, которых не надоумили их старшие наставники в отношении проведения исповедей во времена коронавируса. И слава богу, что у нас есть доставшаяся в наследство от СССР и не разбазаренная система санэпиднадзора и есть достоверно представленный опыт борьбы КНР с заразой. Это выводы Всемирной организации здравоохранения о действиях китайского государства, о которых мы рассказали в предшествующей статье. Применительно к поведению сограждан.

В. Путин спросил у главврача Коммунарки совета, по какому пути сейчас лучше пойти нам, по китайскому или сингапурскому. ВОЗ официально и детально оценила ситуацию применительно к действиям КНР.

Первое. Перед лицом неизвестного ранее вируса Китай развернул, пожалуй, самые амбициозные, оперативные и агрессивные усилия по сдерживанию болезней в истории, считают эксперты ВОЗ. Особое внимание уделялось постоянному повышению скорости выявления и изоляции случаев, инновационному и агрессивному использованию передовых технологий, от перехода к онлайн-медицинским платформам для повседневного ухода и обучения до использования платформ 5G — для поддержки операций реагирования в сельских районах.

Второе. Достижение исключительного воплощения Китаем этих мер по сдерживанию COVID-19 и их соблюдение стали возможными только благодаря глубокой приверженности китайского народа коллективным действиям перед лицом этой общей угрозы. Несмотря на продолжающиеся вспышки в их собственных районах, губернаторы и мэры продолжали отправлять более 40 000 работников здравоохранения и тонны жизненно важных предметов первой необходимости в провинцию Хубэй и город Ухань. На индивидуальном уровне китайцы приняли и придерживались самых строгих мер по сдерживанию — будь то приостановка публичных собраний, действующий в течение месяца режим «оставайся дома» или запрет на поездки.

Третье. Сдерживание вспышки принесло огромные издержки и жертвы Китаю и его народу как в человеческом, так и в материальном плане. Китай, уже и по праву, работает над тем, чтобы поддержать свою экономику, вновь открыть свои школы и вернуться к нормальному режиму жизни общества. Несмотря на сокращение числа случаев заболевания, в Китае во всех провинциях, городах и населенных пунктах срочно увеличиваются инвестиции в отделения неотложной помощи и возможности общественного здравоохранения и готовятся к управлению повторным появлением случаев COVID-19.

Четвертое. Новый вирус COVID-19 — это новый патоген. Построение сценариев и стратегий только на основе известных патогенов малоэффективно. Это — не ОРВИ и не грипп. Вирус COVID-19 является уникальным среди коронавирусов человека благодаря сочетанию высокой заразности, летальных исходов в некоторых группах высокого риска и способности вызывать огромные социальные и экономические проблемы. Важна исключительно высокая степень понимания и принятия мер населением. Требуется необычная и беспрецедентная скорость принятия решений высшими руководителями, оперативная тщательность со стороны систем общественного здравоохранения и участия общества.

В нашей стране, судя по всему, принимаются чрезвычайные меры реагирования. Активизирован самый высокий уровень управления ответными мерами, включая немедикаментозные меры общественного здравоохранения. Однако явно недостаточен уровень постановки официального информирования со стороны государственной власти. У председателя правительства должен появиться антикризисный статс-секретарь. К нему должны быть обращены все вопросы, и от него должны в режиме реального времени получаться ответы, в том числе и дурацкие. Потерпит. От него нам важно получить ответы на обращенные и к нам рекомендации ВОЗ, а именно:

  • насколько исчерпывающ поиск случаев заболевания и немедленное тестирование, тщательно ли отслеживаются контакты и строг ли карантин близких контактов;
  • приняты ли немедленные меры по усилению эпиднадзора для выявления цепей передачи COVID-19 путем тестирования всех пациентов с атипичными пневмониями, проведения скрининга у некоторых пациентов с заболеваниями верхних дыхательных путей и включения тестирования на вирус COVID-19 в существующие системы эпиднадзора (например, системы для ОРВИ, гриппа и ТОРИ (тяжелых острых респираторных инфекций);
  • проведено ли многосекторальное сценарное планирование и моделирование ситуации для развертывания еще более жестких мер по ограничению цепочек передачи по мере необходимости;
  • оценено ли общее понимание населением COVID-19, определены ли медицинские лидеры для общения со средствами массовой информации, постоянно ли обновляются знания, потому что стратегии и ответные действия будут постоянно улучшаться по мере накопления новой информации об этом заболевании каждый день.

У каждого из нас есть ответы на эти вопросы из СМИ и из реальной жизни. Но исключительно нужно и официальное лицо для постоянного общения, и ежедневная официальная информация о ситуации в стране, а не о том, что какая-то страна вышла в антилидеры по инфекции.

Ранее на сайте ИА REXЧто мы меняем в Конституции: «юридическую личность» страны или строй?

БУДЬТЕ В КУРСЕ

Комментарии (1):

mvv9338388 03.04.2020 06:26, #40347
Автор мутит не по детски! Называя обычную, ежегодную простуду чумой! Цель? Выполнить заказ. Чей? Глобалистов!

Опрос

На Ваш взгляд, коронавирус имеет естественное происхождение или является биологическим оружием?
Результаты голосования
Архив опросов

Рубрики

В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».

ИА REX — российское информационное агентство, не иностранный агент

ИА REX — международное экспертное сообщество. Мы ориентированы на информирование аудитории о событиях в России и за рубежом, знакомим читателей с мнением независимых экспертов, их реакцией на эти события.

Редакция агентства не несёт ответственности за материалы опубликованные в разделе «Пресс-релизы».

Допускается свободное некоммерческое использование материалов с обязательной ссылкой на ИА REX. Подробнее см. правила использования.

Мы выбрали хостинг от REG.ru

© 2009-2020 Информационное агентство REX

Свидетельство о регистрации СМИ:

Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
ИА № ФС 77-55032 от 14.08.2013

Материалы агентства могут содержать информацию 18+

Rambler's Top100