Пока злопыхатели продолжают твердить, что «КВН уже не тот» крупнейшая юмористическая телепередача в стране продолжает уверенно набирать обороты. И, несмотря на уход нескольких обожаемых зрителями «старичков», сезон «Высшей лиги» 2020 года уже с первых игр радует новыми перспективными командами.

Одной из них стали «Дети Тьюринга» — молодой белорусский коллектив с необычной концепцией «самых влиятельных людей на планете». В свою дебютную игру в «Высшей лиге» юные кавээнщики не только катком переехали более взрослые и опытные команды, но и моментально стали любимцами многих зрителей.

О свалившейся на их голову популярности и недолгом (но крайней продуктивном) творческом пути с корреспондентом ИА REGNUM согласился поговорить Марк Величко — капитан «Детей Тьюринга» и «тот самый босс влиятельных белорусов».

Большинство комментариев под записью эфира игры на YouTube посвящено вам и вашему дебюту. Каково это: внезапно проснуться популярным не только в кавээновской тусовке, но и среди многих тысяч рядовых зрителей?

Марк Величко: На самом деле, я (не знаю как к этому относятся остальные ребята) не особо и слежу за комментариями на YouTube и других платформах, поэтому и популярности не ощутил. Единственное, что изменилось: нас стали чаще звать на различные интервью и местные белорусские программы.

Как давно существуют «Дети Тьюринга»?

Марк Величко: «Дети Тьюринга» играют с 2016 года, это наш четвёртый сезон. До этого никаких других команд не было. Каким составом собрались в самом начале, таким и дошли до «Высшей лиги».

А почему решили играть именно с таким названием?

Марк Величко: Идея названия появилась практически сразу, буквально на втором или третьем собрании команды. И у нас есть для него два объяснения. Во-первых, мы все учились на программистов и работаем по специальности, а Тьюринг, по сути, был первым в мире программистом. Поэтому «Дети Тьюринга» — это те, кто продолжают его дело.

Вторая версия заключается в том, что у Тьюринга по определённым причинам (в 1952 году Алана Тьюринга подвергли принудительной гормональной терапии, призванной подавить его либидо, прим. ред.) не могло быть детей. Поэтому мы те, кого не могло быть.

На игре вы покорили всех уже с фразы «на сцене самые влиятельные люди 21-го века — белорусы». Как родилась эта концепция и твой образ главаря?

Марк Величко: Концепция нашей команды появилась уже в «Лампе» («Центральная лига Москвы и Подмосковья», прим. ред.), изначальной мы были мафией. После первой же игры к нам подошли редакторы лиги (Евгений Донских, Владимир Костур и Олег Валенцов) и предложили добавить к этой идее слово «белорусская». Так мы и стали «белорусской мафией» — в таком варианте звучало намного комичнее.

А уже на полуфинале или финале нам сказали, что мафия — слишком узкая тема для юмора. И, чтобы расширить её, мы стали «самыми влиятельными людьми мира — белорусами». Мафия же не умерла насовсем, а перенеслась на одного из персонажей команды.

Что касается моего образа, то он всегда был таким. С течением времени менялось лишь то, как я говорю. Дело в том, что для отыгрыша главаря мафии мой настоящий голос не очень подходит. Поэтому раньше я довольно сильно хрипел или старался как-то посильнее менять тембр голоса.

По вашему внешнему виду создаётся впечатление, что возраст участников команды не превышает 25 лет. Действительно ли это так? Каково это: в таком возрасте обыгрывать более взрослые и умудрённые опытом коллективы?

Марк Величко: Мы недавно посчитали, что средний возраст нашей команды составляет 21,6 года. Причем я один из самых младших представителей коллектива. Самому старшему (Андрею) 24 года. Но, на самом деле, мы не чувствуем какую-то сильную разницу в возрасте с другими командами.

Это ведь интеллектуальная деятельность. А в любой интеллектуальной деятельности априори нет возрастных рамок. Если ты умеешь делать что-то хорошо, то неважно, в каком возрасте ты это делаешь: в 15 или в 45 лет. В КВН это правило сохраняется.

В этом году против вас играет другая белорусская команда — «Доктор Хаус». В каких вы находитесь отношениях?

Марк Величко: Не могу сказать, что мы с ними лучшие друзья — есть и другие команды из Беларуси, с которыми мы общаемся куда более тесно и вместе ездим на игры. С «Доктором Хаусом» же мы просто в хороших отношениях, мы и раньше играли в одной лиге.

Никакой «кровной вражды» между нами нет, хотя многие и пытались раздуть эту тему. Есть такое негласное правило (причём непонятно откуда появившееся), что только одна команда из Беларуси может попасть в «Вышку». Поэтому вокруг нас постоянно искусственно создавалась аура борьбы. Тем не менее с нашей стороны никакой враждебности по отношению к ним нет и не было.

Юмор и у вас, и у «Доктора Хауса» строится на подшучивании над своей страной. Не многовато ли «белорусского стёба» для одного сезона? И планируете ли отходить от этих тем в будущем?

Марк Величко: Я не считаю, что у нас с «Доктором Хаусом» похожий юмор, но, понятное дело, некоторые темы всё же совпадают. Однако все команды, приезжающие из других стран и республик, шутят про свою Родину — не вижу в этом ничего плохого. Для этого и есть юмор, чтобы обратить внимание людей на проблемы в своём регионе. Поэтому отходить от этой темы пока не планируем. Всё же это наша национальность, наша страна и наша отличительная черта — было бы странно её не использовать.

Кого считаете наиболее опасными конкурентами в этом сезоне?

Марк Величко: Самые опасные конкуренты в этом сезоне — это те команды, юмор которых нам нравится больше всего. Мы считаем, что сильнее всего бороться придётся с «Русской дорогой», «Михаилом Дудиковым» и «Громокошками».

Не секрет, что молодые кавээнщики чаще тратят деньги на любимую игру, чем зарабатывают на ней. Есть ли примерная статистика, сколько финансово «стоил» вам путь в Высшую лигу?

Марк Величко: Честно говоря, нет никакой конкретной статистики. Да и примерной тоже нет. Когда мы играли в «Международной лиге» особо тратиться не приходилось, потому что помогал университет. Ощутимые траты появились, когда мы впервые начали приезжать на игры в Москву, так как у нас не было спонсоров. На каждое выступление нас приезжает примерно десять человек, и каждый из них тратит в среднем по $400 (около 27 тыс. рублей, прим. ред.) на игру. Плюс два сочинских фестиваля — это тоже затратная (по крайней мере, по студенческим меркам) статья.

Правда, мы работаем программистами, и нам в этом плане немного проще — в случае необходимости можем сами за себя заплатить. Но в какой-то момент КВН, конечно, начинает бить по достатку. Что же касается «Высшей лиги»: у нас появился спонсор (БГУ), и мы вполне успешно уложились в заложенный им бюджет.

Какой конкурс у вас получается играть лучше всего?

Марк Величко: До «Лампы» мы считали, что лучше всего у команды получаются визитка и биатлон. Всё-таки мы больше текстовая команда, и от этого с биатлоном никогда не было сложностей. Но уже в «Лампе» мы начали неплохо справляться и со вторыми конкурсами — это связано в большей степени с появлением концепта «влиятельных людей». Поэтому начали появляться ситуации, когда визитка «заходит» средне, но из-за того, что мы ведём свою линию на протяжении всей игры, зритель рано или поздно «подсаживается».

Белорусский юмор в «Высшей лиге» всегда как глоток свежего воздуха. Почему он так (по-хорошему) отличается от российского?

Марк Величко: Белорусский юмор — это глоток свежего воздуха, потому что все белорусы помешаны на шутках. Многие российские команды делают упор на концепции своего выступления — например, если мы танцевальная команда, то можем танцевать, а не шутить. И подобные коллективы могут потратить очень много сценического времени на какие-то телодвижения, при этом не сказав ни единой шутки.

Есть и «национальные фишки». Так, команды из Казахстана знамениты своей «дуркой»: движениями и мимикой, которыми они всё обыгрывают. Это всегда смешно и узнаваемо. А вот у белорусов во главе угла всегда шутки. Поэтому отдельные репризы представителей нашей страны иногда и выигрывают — мы просто тратим на них больше времени.

Во многих видах комедии каламбуры считаются низшей юмористической формой, однако вы вполне успешно внедряете их в свои выступления. Как сами относитесь к этому приёму?

Марк Величко: Я думаю, что вся суть каламбуров в том, как ты их подаёшь и как обыгрываешь. Даже наша реприза про дам — простой каламбур, но вокруг него создана обёртка, которая делает его интереснее. А также паузы, которые позволяют зрителю обдумать шутку.

Тем не менее мы уже стараемся отходить от написания каламбуров и пробовать себя в других юмористических направлениях.

Назовите редактора КВН, через которого обязательно должны пройти все молодые команды, чтобы научиться играть.

Марк Величко: Может это и не самое популярное мнение, но я считаю, что все молодые команды должны пройти через Леонида Купридо. Наша карьера началась именно с него. Однажды он увидел нас в университетском зале и пригласил играть в «Международную лигу» — у него сработала какая-то чуйка.

То же самое мы можем сказать и про редакторов «Лампы», так в этой лиге мы очень сильно выросли над собой. К слову, Евгений Донских (один из редакторов этой лиги) сам говорит, что считает себя учеником Леонида Купридо.

Ваши прогнозы на этот сезон?

Марк Величко: Прогнозов на этот год у нас нет. Сложно делать какие-то предположения, когда играешь первый сезон и не знаешь, что будешь показывать дальше. Своим выступлением в 1/8 мы задали довольно высокую планку, поэтому многие зрители будут ждать от нас такого же уровня и в ¼. Поэтому очень важно сейчас стратегически спланировать дальнейшие выступления.

Есть ли у «Детей Тьюринга» планы на окончание своей юмористической карьеры?

Марк Величко: Мы пока не заглядывали так далеко — наша команда в КВН совсем недавно. Но думаю, что многие из нас вернутся к обычной жизни и снова станут программистами. А некоторые уже сейчас хотят продолжить работать в юмористической сфере. Но, как бы то ни было, это далёкие планы, и пока слишком рано их строить.

БУДЬТЕ В КУРСЕ

Опрос

Белоруссия до конца года войдёт в состав РФ?
Результаты голосования
Архив опросов

Рубрики

В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».

ИА REX — российское информационное агентство, не иностранный агент

ИА REX — международное экспертное сообщество. Мы ориентированы на информирование аудитории о событиях в России и за рубежом, знакомим читателей с мнением независимых экспертов, их реакцией на эти события.

Редакция агентства не несёт ответственности за материалы опубликованные в разделе «Пресс-релизы».

Допускается свободное некоммерческое использование материалов с обязательной ссылкой на ИА REX. Подробнее см. правила использования.

Мы выбрали хостинг от REG.ru

© 2009-2020 Информационное агентство REX

Свидетельство о регистрации СМИ:

Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
ИА № ФС 77-55032 от 14.08.2013

Материалы агентства могут содержать информацию 18+

Rambler's Top100