В 2013 году на территорию Российской Федерации прибыло 17,5 млн. мигрантов. С каждым годом количество мигрантов увеличивается примерно на 2 млн. чел.[1]

Современное состояние и перспективы миграционной политики в основном определяют демографические, экономические и политические интересы. По прогнозу Федеральной государственной службы статистики, к 2025 году население в трудоспособном возрасте сократится на 16,2 млн. человек, почти  четверть занятых в настоящее время в экономике страны.[2]

При этом остаётся проблема оценки всего спектра социальных последствий принимаемых решений в этой сфере. В России насчитывается несколько миллионов иммигрантов с неурегулированным правовым статусом, что переводит их в плоскость нелегальной жизнедеятельности со всеми вытекающими социальными и экономическими последствиями:  «рабский труд», криминализация отношений, отсутствие социальных гарантий и др.

Социальная напряжённость между населением принимающей стороны и мигрантами, особенно этническими, способствует анклавизации  образа жизни последних. В итоге  происходит радикализация отношений между мигрантами и принимающими обществами, всплеск экстремизма на религиозной и этнической почве, растёт преступность, проявляются  и другие социально негативные явления.

В сложившейся обстановке, проводимая органами государственной и муниципальной власти традиционная миграционная политика, не приносит ощутимых результатов. Адаптация мигрантов носит вынужденный характер, что является серьёзным барьером социальной интеграции.

В российском миграционном законодательстве практически отсутствует политика в сфере социально-правовой защиты трудовых мигрантов и их адаптации к российским условиям. Только недавно Управление по интеграции ФМС России начало разрабатывать законопроект «О  социальной и культурной адаптации и интеграции иностранных граждан в РФ», предполагающий создание сети обучающих центров по всей стране. Согласно документу, приезжие смогут до полугода жить в общежитиях, обучаться русскому языку, истории и законам РФ, а после успешной сдачи экзаменов по этим предметам – получать разрешение на временное проживание в стране.

Регулирование трудовой миграции в России напрямую зависит как от положительных, так и от отрицательных последствий самой миграции. К положительным последствиям можно отнести следующие: занятость рабочих мест, связанных с непрестижным или тяжёлым трудом, на которые не претендуют граждане страны; расширение внутреннего рынка страны за счёт спроса на товары и услуги, предъявляемого иностранными рабочими. К тому же трудовые мигранты не только не требуют социальных пособий, но, уплачивая налоги и другие обязательные взносы, снижают относительную налоговую нагрузку на коренное население.

К отрицательным последствиям трудовой миграции относятся следующие: рост нелегальной миграции, особенно за счёт работников, у которых истёк срок пребывания, но они не хотят возвращаться на родину, надеясь опять найти работу в принимающей стране; рост социальной напряжённости в связи с ростом нелегальной миграции; преступность в  мигрантской  среде, правонарушения мигрантов в отношении российских граждан, а также преступления, направленные против самих мигрантов, как самой незащищённой социальной группе, отторгаемой российским обществом. Зачастую такие нарушения закона, попирания прав человека осуществляются самими правоохранительными органами. 

Нелегальная трудовая миграция в 4-8 раз превышает легальную. В России ежегодно остаётся до полумиллиона человек, «пропавших с радаров» миграционных структур. Именно такие нелегалы вызывают у россиян всё большее раздражение.

Рост нелегальной, в том числе трудовой миграции подпитывает неформальный сектор. Согласно экспертным оценкам, в России незаконно работают не менее 5 млн. нелегалов-иностранцев.[3]

Положительно или равнодушно относятся к приезжим из соседних регионов – 43%, но самое большое раздражение вызывают представители Северного Кавказа и Закавказья – 53%. Толерантность и доброжелательность готовы проявлять только 12% местных жителей.[4]

Но всё же около 40% опрошенных признают, что мигранты необходимы в сфере ЖКХ, строительства, торговли 

Одним из факторов, препятствующих процессу адаптации и интеграции мигрантов, является проблема незнания русского языка. Несмотря на то, что с 1 декабря 2012 года введено требование владения русским языком к лицам, пребывающим в безвизовом порядке и желающим осуществлять трудовую деятельность в сферах жилищно-коммунального хозяйства, розничной торговли и бытового обслуживания, мигранты из стран СНГ всё хуже знают русский язык. По данным выборочных опросов, примерно 15-20% трудовых мигрантов, работающих в России, практически не знают русский и общаются исключительно на своём языке. Только 50% трудовых мигрантов в состоянии самостоятельно заполнить на русском языке официальные документы, остальным требуется помощь. Примерно 30% жалуются на нехватку знания языка для общения в быту (в магазине, в банке, в аптеке и т.п.); и 20% - на трудности в общении на работе.[5]

Если говорить о стоящей задаче социализации мигрантов, то один из  способов – организация бесплатных курсов по изучению русского языка и русской культуры. Посещать такие курсы изъявили желание больше половины опрошенных 58,5 % мигрантов. Основной причиной невозможности посещения курсов языка мигранты называют нехватку времени.

Играет роль и гендерная принадлежность: женщины-мигранты быстрее и проще мужчин встраиваются в новую социокультурную реальность, заботясь о семье, а не о собственном статусе, более нацелены на адаптацию. Степенью интегрированности мигранток в принимающий социум являются их взаимоотношения с местным населением. По большей части мигрантки считают, что население относится к ним спокойно. Результаты исследований показывают, что наличие детей в семье положительно сказывается на интеграции, даже, несмотря на то, что условия жизни мигрантских семей с детьми более трудные, чем у мигрантов, приезжающих индивидуально. У мигранток, приезжающих с детьми, выше включённость в местное общество: коммуникации осуществляются, в том числе через детей, их школу или дошкольные учреждения, через общение с друзьями, учителями и воспитателями.

62% женщин, приехавших без детей, указали, что они общаются в основном с соотечественниками – такими же мигрантами, в то же время среди женщин, находящихся в России с детьми, это  показатель составляет около 40%.[6]

Подавляющая часть опрошенных мигрантов (более ¾) имеет законные основания для работы на территории России: 48,9% имеет разрешение на работу, ещё 27,6% имеют разрешение на проживание. 6,9 % респондентов не имеют представления о своём правовом статусе, т.к. оформлением разрешения занимались за них. Сознательных уклонистов относительно немного – 13,8% опрошенных.

Характерной чертой современной миграции в части формирования адаптационного потенциала, является широкое развитие неформальных социальных сетей. В нашем опросе это хорошо видно в ответах на вопрос «Как часто Вы общаетесь со своими соотечественниками?», почти 90% ответили, что «общаются каждый день».

Основная функция социальных сетей — обезопасить участников от реальных или мнимых угроз «оставления» их без защиты государством на произвол частного интереса, носителями которого могут быть как «акулы капитализма», так и любые представители «нерыночных» социальных групп, включая криминальные структуры и чиновников.

Отдельно хотелось бы остановиться на проблеме влияния национальных диаспор на адаптационный потенциал мигрантов.

Национальные объединения (диаспоры) могут действительно помочь и помогают мигрантам в их адаптации к российским условиям.

Предрасположенность к становлению институализированной диаспоры имеют все категории мигрантов, что объясняется следующими причинами:

  • этническая однородность;
  • компактность расселения способствует сохранению целостности и сплочённости общности, а также воспроизводству культурно-национальных особенностей;
  • проблематичность выживания, а также вынужденность развивает ещё большую сцементированность общности, возникновение однородности мировосприятия и поведенческого стереотипа.

Диаспора становится институтом, где аккумулируются сети, наращивается объём, улучшается качество социального капитала. Диаспора позволяет социальным сетям стать видимыми и организованными, определяет способы адаптации мигрантов к условиям принимающего сообщества. Диаспоры сегодня включаются в работу по организации помощи мигрантам по их адаптации в России, в том числе и по открытию бесплатных курсов русского языка. В настоящее время территориальные органы ФМС России во всех субъектах Российской Федерации осуществляют взаимодействие с 1225 объединениями в этом направлении.

Около 60% мигрантов чувствуют себя ущемлёнными в реализации своих прав по сравнению с местными жителями. Наиболее распространённые ответы на вопрос о том, что выражают по отношению к мигрантам представители власти и местное население:

Работники службы миграции – равнодушие, пренебрежение;

Работодатели - равнодушие, отзывчивость;

Работники органов внутренних дел – равнодушие, неприязнь;

Депутаты – равнодушие;

Представители общественных организаций – равнодушие, желание помочь;

Соседи – равнодушие, отзывчивость;

Местные жители – равнодушие, отзывчивость.

Интересными были результаты открытого вопроса «Как Вы считаете, какие меры необходимо предпринять органам государственной власти Российской Федерации для решения основных проблем адаптации трудовых мигрантов?»

Мигранты назвали следующие проблемы:

  • «Помогать найти работу и оплачивать её по совести»
  • «Узаконить официально трудоустройство иностранных граждан»
  • «Получать упрощённый режим квоты на РВП (разрешение на временной проживание) и разрешение на работу»
  • «Упростить систему оформления регистрации и оформление разрешения на работу»
  • «Обеспечение работой»

Как видим, основной проблемой для мигрантов являются сложности с оформлением разрешений на работу. Бюрократизованность данной процедуры не позволяет им самостоятельно оформлять разрешения, и они вынуждены обращаться к посредникам, переплачивая значительные суммы за услугу.

В заключении необходимо отметить: отличительными особенностями трудовых мигрантов, обостряющимися отсутствием легального статуса, называют низкую профессиональную квалификацию (либо её отсутствие), низкую правовую грамотность и компетентность, социальную незащищённость, незнание русского языка. Мигранты нуждаются в социально-правовой защите и поддержке, но обычно мигранты обращаются за помощью лишь в критических случаях, стараясь справиться с возникающими проблемами самостоятельно. На сегодняшний день государственная социально-правовая защита практически отсутствует, а мигранты вынуждены обращаться в организации, имеющие диаспоральную направленность, либо классифицируемые по отдельным социальным группам, что приводит к локализации мигрантов, образованию отдельных социальных анклавов, замкнутости и дезинтеграции, что никак не отвечает интересам государственной кадровой политики России.

Публикация подготовлена в рамках поддержанного РГНФ научного проекта №14-53-00017

Литература:

  1. Данные ФМС России: fms.gov.ru
  2. Данные Федеральной службы  государственной статистики:  www.gks.ru
  3. Проблемы регулирования социально-трудовой сферы в условиях глобализации. Научный доклад. М.: Институт экономики, 2012. С.37.
  4. Когда работают любим. А так – нет // Российская газета. 18 октября 2013. №235(6211).
  5. Опрос проведен автором в Московской области, среди мигрантов, работающих в сфере ЖКХ в ноябре-декабре 2012 г. Опрошено 300 мигрантов.
  6. Женщины-мигранты из стран СНГ в России. Под ред. Тюрюкановой  Е.В. М., 2011. С.152.

 

Леденёва Виктория Юрьевна - кандидат социологических наук, доцент

БУДЬТЕ В КУРСЕ

Опрос

Если бы сейчас состоялись выборы президента РФ, Вы проголосовали бы за Владимира Путина?
Результаты голосования
Архив опросов

Рубрики

ИА REX — российское информационное агентство, не иностранный агент

ИА REX — международное экспертное сообщество. Мы ориентированы на информирование аудитории о событиях в России и за рубежом, знакомим читателей с мнением независимых экспертов, их реакцией на эти события.

Редакция агентства не несёт ответственности за материалы опубликованные в разделе «Пресс-релизы».

Допускается свободное некоммерческое использование материалов с обязательной ссылкой на ИА REX. Подробнее см. правила использования.

Мы выбрали хостинг от REG.ru

© 2009-2018 Информационное агентство REX

Свидетельство о регистрации СМИ:

Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
ИА № ФС 77-55032 от 14.08.2013

Материалы агентства могут содержать информацию 18+

Rambler's Top100 Проверка тИЦ и PR
Издательский Дом Модеста Колерова - продвижение сайтов