В конце прошлой недели все европейско-американские таблоиды пестрели новостями «Малала Юсуфзаи вернулась в Пакистан». На самом деле не вернулась конечно, а прилетела с весьма солидным эскортом на несколько дней. В страну – которая ее совсем не помнит.

Несмотря на то, что Малала и ее родственники и представители встретились с весьма высокопоставленными чиновниками, ее практически никто не помнит из обычных простых пакистанцев, даже в родной Мингоре. Если взять несколько первых встречных пакистанцев на улице города и деревни и спросить: «А кто это Малала Юсуфзай?», то большинство не дадут ответа. А значит закономерно возникает вопрос: что же стоит за этим визитом?

Собственно говоря, а почему простые пакистанцы ничего не знают о Малале, более того, большинство даже не слышали ее имя? Ходящая в новостях тема о том, что Малала якобы вела свой блог в 10 лет не более чем неправильно поданная новость. Она лишь рассказывала некоторые новости из Мингоры журналистам из BBC по телефону и блог от ее имени и на урду и на английском вели именно они. Более того, блог не был предназначен для пакистанцев, в то время (2008-2010 гг) более 95% пакистанцев вообще не знали, что существует интернет и что в нем можно вести «какие-то блоги». Даже сейчас, десять лет спустя более 50% пакистанцев не имеют доступа к интернету, а из тех, кто имеет – используют только новостную ленту Фейсбука или видео на U-Tube (благо правительство его недавно разблокировало). Здесь даже школы не имеют собственных сайтов, в лучшем случае – страничку в Фейсбук с фотографиями со школьных мероприятий. Так получилось, чтобы блог ВВС о Свате был более читаем в странах Запада, его нужно было сделать от имени жителя тех мест. Так и был заключен контракт между отцом Малалы и ВВС, далеко не на безвозмездной основе. Главное условие, видимо, было – вывоз из страны в случае опасности. Что в итоге и было сделано. Таким образом – имя Малалы изначально было известно небольшому кругу высокопоставленных пакистанцев в правительстве и за рубежом. В Пакистане о ней узнали немного только после покушения и экстренного вывоза в Англию. Сам этот вывоз и породил изначальные слухи. Дело в том, что вывезти из Пакистана больного ребенка для лечения заграницей очень сложно, большинство посольств просто отказывает в визе по одной причине: «вы имеете намерения остаться в моей стране после лечения ребенка». Очень много детей в Пакистане погибает именно по этой причине – невозможность получить лечение заграницей.

Возвращаясь к Малале. Из вышеописанной ситуации – блог она не вела. Далее, с ее слов, но английской журналисткой была написана книга «Я – Малала», которая, к сожалению, не соответствует истине. Именно на этом основании книга была запрещена в Пакистане Ассоциацией частных школ Пакистана. Авторитетные люди, преподаватели, учителя, ученые (а это одна из самых образованных социальных групп в стране, а вовсе не «бородатые невежественные имамы») коллективно признали ее противоречащей как реальной ситуации в стране, так и нормам ислама. Честно говоря я читала эту книгу и сама нашла множество противоречий, тех, которые понимаешь при длительном проживании в Пакистане, а не глядя на него свысока, с позиций европейской культуры. Меня до сих пор удивляет одна вещь. В книге прямым текстом написано о том, что «Малала и ее подружки входя на территорию школы радостно скидывали надоевшие платки и мечтали одеваться по-европейски», то почему же на всех официальных встречах и фотографиях Малала предстает в европейском обществе в столь ненавистной ей пакистанской национальной одежде? Удивительный феномен, который впрочем позволяет ей сохранить визуально «пакистанскую идентичность». Кстати, на учебу в университет она в такой одежде не ходит, действительно одевая европейские джинсы и майку, по крайней мере судя по фотографиям, распространенным в интернете.

Что же касается самого вопроса о женском образовании, который положен в основу политической и международной карьеры Малалы? Изначально проблемой женского образования озадачился Зульфикар Али Бхутто (до этого им занимались британцы в Британской Индии), который занялся постройкой так называемого «исламского социализма» и впервые в истории страны пошел на сближение с СССР и странами социалистического лагеря. Кстати, именно во время его правления достаточное количество женщин получило не только школьное, но и университетское образование, многие из них сейчас работают врачами, профессорами или занимаются политикой. Немного сложнее было во времена Зия уль Хака и афганской войны. Однако с конца 80-х в Пакистане получить девочке образование было не так уж и сложно. Хотя упиралось оно в один единственный вопрос – желание родителей. Большинство из них если и решалось дать дочери образование, то ограничивалось только начальной школой (5 классов), поскольку имелся существенный дефицит женщин-преподавателей. Он был ликвидирован Беназир Бхутто во второй срок ее премьерства в середине 90-хгг. Начиная с этого времени в Пакистане идет бурный рост количества школ и женщин-учительниц. Начиная с 21 века для пакистанских девочек не существует проблемы получения образования ни на каком уровне: школа, колледж или университет. Так что центральная проблема Малалы – женское образование – было взято под контроль правительства еще до ее рождения. Конечно, захват талибами территории долины Сват поставил женское образование под угрозу, но – только в этом регионе. В остальном Пакистане девочки как учились, так и учатся. В самом же Свате это тоже было явлением весьма временным. После вытеснения талибов и в результате выборов 5 лет назад в провинции Хайбер Пухтунва (в нее входит Сват) пришла к власти относительно новая и прогрессивная партия Техрик-е-Инсаф под руководством политика Имран Хана. В течении этих 5 лет в Сват отстроено огромное количество школ, колледжей, открыты филиалы университетов в более крупных городах, семьи девочек, посещающих школы, получают финансовую помощь и на улицах городов и деревень постоянно видны стайки девочек-пуштунок, идущих с учебниками в руках. И это не колонки газет и не реклама, я была в долине Сват в конце августа 2017 года и все эти изменения видела лично. Таким образом, в самом Пакистане проблема с женским образованием довольно успешно решена и в долине Сват – тоже, без никакого вмешательства Малалы.

Более того, в Пакистане помимо правительственных кругов, существует очень много меценатов или просто неравнодушных людей, которые решают проблемы с образованием на месте – путем открытия или спонсирования школ, материальной помощи семьям школьников и прочее, которые не требуют к себе повышенного внимания прессы или международных агентов. Конечно, до сих пор в удаленных деревнях некоторые семьи не отправляют дочерей учиться (а бедняки вообще не имеют возможности учить своих детей – их дети вынуждены идти работать вместо учебы), но это вопрос менталитета и наличия денежных средств, которые вылечить политическими средствами и популистскими заявлениями попросту невозможно.

Более того, Фонд Малалы, который получил огромные денежные средства, и который по ее заявлению будет использован для продвижения идеи женского образования и в том числе – постройки колледжа для девочек в ее родной Мингоре, по видимому оказался фейком. За 5 с лишним лет его существования никаких колледжей от имени этого фонда построено не было. В Мингоре я тоже была и колледжи там открыты, в том числе и для девочек, но Фонд Малалы не имеет к этому никакого отношения.  Кстати, большинство жителей Мингоры не помнит (а то и вовсе не знает) ни саму Малалу, ни ее отца. Часть жителей указывает, что они возможно жили на бедной окраине и были известны только в ее пределах. Кстати, этот ее визит в Пакистан возможно и изменил ситуацию, поскольку Малала встретилась и с жителями города (доверенной частью) и с курсантами военного колледжа.

А зачем нужна Малала? Кстати, ее вторым краеугольным камнем международной карьеры, кроме женского образования, стал яростный проамериканизм.

Если объективно посмотреть на состояние современного Пакистана, то он постепенно начал выходить из американских объятий. Тесные отношения с Китаем, Турцией, странами Залива, Средней Азии и даже Ираном, покупка вооружения у России и совместные учения, вступление в ШОС. Несмотря на все усилия правящей проамериканской партии Пакистан не хочет более быть американской марионеткой. Что далеко не устраивает Вашингтон, который в итоге лишается свободной действующей площадки в Южной Азии.

Есть и третья сторона. В Пакистане уже через три месяца начнутся новые выборы в парламент (лидер победившей партии будет назначен премьер-министром и станет во главе страны). В Пакистане довольно много различных партий, в том числе и с исламистским уклоном, но в настоящее время лидирующее положение занимают три: Пакистанская мусульманская лига (основанная еще во времена Британской Индии, до недавнего времени ее лидером был Наваз Шариф), Народная партия Пакистана (основатель Зульфикар Бхутто, преемник Беназир Бхутто, после ее убийства муж и сын) и Техрик-е-Инсаф «Движение за справедливость» (основана в середине 90-х Имран Ханом). Но дело в том, что лидеры всех этих партий достаточно возрастные персоны, в двух первых партиях планируется передача власти (должности лидера партии) по наследству. Т.о. в настоящее время Пакистан столкнулся с проблемой возрастной политической элиты, требующей вливания «новой крови».

И вот здесь выплывает Малала с ее обучением в Оксфорде (здесь кстати тоже есть проблема, Оксфорд не публикует основания ее зачисления на соответствующий факультет, вряд ли по результатам экзаменов A-level она могла претендовать на обучение в данном университете) по специальности «Философия, политика, право». Многие образованные пакистанцы склонны считать, что ее готовят в качестве «вброса» в итак нестабильную политическую систему Пакистана в качестве новой проамериканской силы в правительстве. Часть идет дальше, проводя аналогию с арабской весной и считая, что американцы вполне способны провести «тихую революцию» в стране силами военных и поставить во главе государства «известную и популярную» Малалу. Тем более, что в этот ее визит в Пакистан, она более всего встречалась именно с военными, представителями разных родов войск, а не с людьми, проводящими политику женского образования.

 

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен».

Будьте всегда в курсе главных событий дня

 

 

Баканова Марина

БУДЬТЕ В КУРСЕ

Результаты опроса

Если США начнут атаку Сирии, то что в этом случае должна делать Россия?
Атаковать не только ракеты, но и их носители 72.1%
Сбивать только ракеты 14.7%
Нанести удар по территории США и их союзников 9.5%
Не мешать атаковать и отойти в сторону 3.7%
Всего голосов: 5270
Опрос проводился
с 12 по 16 апреля
Архив опросов

Рубрики

ИА REX — российское информационное агентство, не иностранный агент

ИА REX — международное экспертное сообщество. Мы ориентированы на информирование аудитории о событиях в России и за рубежом, знакомим читателей с мнением независимых экспертов, их реакцией на эти события.

Редакция агентства не несёт ответственности за материалы опубликованные в разделе «Пресс-релизы».

Допускается свободное некоммерческое использование материалов с обязательной ссылкой на ИА REX. Подробнее см. правила использования.

Мы выбрали хостинг от REG.ru

© 2009-2018 Информационное агентство REX

Свидетельство о регистрации СМИ:

Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
ИА № ФС 77-55032 от 14.08.2013

Материалы агентства могут содержать информацию 18+

Rambler's Top100 Проверка тИЦ и PR
Издательский Дом Модеста Колерова - продвижение сайтов