11 марта 2018 года Литва отметила 28-ю годовщину восстановления независимого Литовского государства. Это её суверенное право, так как каждое государство само устанавливает даты важнейших событий, которые следует чтить.

Отдавая должное восстановлению независимости Литвы в 1990 году, хочу заметить, что возмущение вызывает то, что в республике это историческое событие стало предметом псевдоисторических спекуляций, направленных на формирование неприязни к России и её предшественнику, Союзу ССР. Причем процесс обретения республикой независимости в 1990 году так мифологизирован, что сегодня трудно понять, что же тогда происходило в Советской Литве. А как же было на самом деле?

Мифотворец и серый кардинал

Главным мифотворцем по вопросу обретения Литвой независимости является Витаутас Ландсбергис (V. Landsbergis). Он бывший глава Верховного Совета Литвы (далее ВС), объявившего в 1990 году ультимативный выход республики из СССР. Ныне это 85-летний серый кардинал, которому удалось весь постсоветский период контролировать Литву — то в Сейме, то из-за политических кулис. Об этом 3 января 2018 года на пресс-конференции в Сейме Литовской Республики (далее ЛР) заявил Зигмас Вайшвила (Z. Vaišvila), бывший соратник Ландсбергиса и подписант Акта о независимости Литвы 11 марта 1990 года.

Мифы Ландсбергиса, которые в Литве превратились в официальную историю, героизируют и преувеличивают его роль в процессе обретения республикой независимости. Они же представляют советский период как 50-летний беспросветный, ужасный период «советской оккупации», когда литовцы жили под гнетом ненавистной советской власти, массово ссылались в Сибирь и уничтожались по любому поводу и без повода.

11 марта 2018 года В. Ландсбергис в интервью Литовскому телевидению (LRT) озвучил очередной миф. Он заявил, что: «Литовская ССР была незаконным образованием… В течение пятидесяти лет оккупации территория Литвы была в том или ином смысле зоной военных действий — от красного террора и массовых ссылок до событий января 1991 годаНадо расширить трактовку коммунистического геноцида литовского народа, чтобы покарать всех военных преступников».

Читаю и глазам своим не верю. Оказывается всех причастных к социалистическому строительству в Литве, а по Ландсбергису это был «коммунистический геноцид», следует расценивать как военных преступников и карать. Но, как известно, музыковед и преподаватель марксистко-ленинской эстетики В. Ландсбергис сам был одним из активнейших участников строительства социализма, о чем свидетельствует его послужной список в советский период.

В этой связи следует подробнее рассказать о Ландсбергисе, как советском «коллаборанте» — так сегодня в Литве именуют бывших активных сторонников советской власти. Ведь биография Ландсбергиса — яркое свидетельство того, как советская власть «воспитывала» своих могильщиков. А затем поговорим о мифах, которыми Ландсбергис сумел окружить процесс прихода республики к так называемой независимости.

Но прежде, справедливости ради, напомню, что за годы советской власти дотации и капвложения из союзного бюджета в Литовскую ССР по самым скромным подсчетам составили более 72 млрд. долл. США. В перерасчете по стоимости золотой унции сегодня это составляет более триллиона долл. США. В итоге Литва стала своеобразной витриной социализма в СССР.

При этом Литва в советский период как союзная республика по воле проклинаемого Ландсбергисом Сталина, увеличила свою территорию на треть, с 50 до 65 тыс. кв. км. Особо отмечу, что с 1959 по 1989 год количество литовцев, проживавших на территории республики, возросло на 773 тыс. чел. (2.150.700 в 1959 г., 2.924.200 в 1989 г.) Странный коммунистический геноцид — не правда ли? А вот за постсоветские годы правления клана Ландсбергиса население республики уменьшилось более чем на миллион человек (по лукавым официальным данным на 890 тыс., с 3.690.000 в 1989 г. до 2.800.000 в 2017 г.), причем в основном за счет литовцев.

Советский «коллаборант» №1

Известно, что В. Ландсбергис родился в 1932 году в семье литовского архитектора Витаутаса Жямкальниса-Ландсбергиса. Тот в июне 1941 года стал министром пронацистского Временного правительства Литвы Юозаса Амбразявичюса. В 1944 году архитектор убыл в Германию. А в 1945 году министры Временного правительства Литвы, в том числе и Жямкальнис, были объявлены в СССР военными преступниками, подлежащими расстрелу.

Тем не менее, 12-летний Витукас Ландсбергис и его мать, оставшиеся в советской Литве, спокойно проживали в Каунасе. Витукас успешно получил среднее образование. В 1950 году, невзирая на то, что его отец считался врагом социалистической родины, Витаутас без проблем поступил в престижную Государственную консерваторию в Вильнюсе. Там он был принят в ленинский комсомол и даже избран членом комитета комсомола Госконсерватории. Получив высшее образование и советский диплом, подтверждающий этот факт, Ландсбергис стал преподавателем в престижной музыкальной школе имени Чюрлёниса и Вильнюсском пединституте.

В 1959 году в Литву уже из Австралии вернулся отец Витаутаса, архитектор Жямкальнис-Ландсбергис. Никаких претензий советская власть ему не предъявила. А сразу предоставила квартиру, работу, даже вернула национализированный в 1940 году дом. Оказывается, архитектор с 1927 года сотрудничал с НКВД, а затем с КГБ СССР. Это и обусловило успешную карьеру младшего Ландсбергиса в Советской Литве, который также был связан с КГБ. Об этом ниже.

Ландсбергис в 1969 году защитил диссертацию на соискание учёной степени кандидата искусствоведения. В 1972 году Высшая аттестационная комиссия при Совмине СССР (ВАК) присвоила Ландсбергису ученое звание «доцент», а в 1978 году — «профессор». Мне говорили, что Ландсбергис эти ученые звания без содействия КГБ СССР мог ожидать неопределенно долго.

В 1976 году В. Ландсбергис, который, как уверяли некоторые его коллеги, затруднялся правильно и четко излагать мысли на бумаге, был удостоен Государственной премии Литовской ССР за исследование творчества литовского композитора М.К. Чюрлёниса. В 1988 году он был удостоен второй Государственной премии Литовской ССР уже за исследование творчества литовского композитора Ч. Саснаускаса.

Прошу обратить внимание, в «страшном» СССР музыковед Ландсбергис изучал творчество не советских композиторов, как должно было бы быть в оккупированной стране, а своих, литовских композиторов. И за это он ещё получил премии по 2500 полноценных советских рублей. Вот такая удивительная советская оккупация и геноцид!

Дальше, больше. В 1982 году в связи с 50-летием В. Ландсбергис Указом Президиума ВС Литовской ССР по предложению Бюро ЦК Компартии Литвы (далее КПЛ) был удостоен звания «Заслуженный деятель искусств Литовской ССР». В 1985—1988 годах с согласия бюро ЦК КПЛ Ландсбергис был членом редколегии Главного издательства энциклопедии Литовской ССР. В эту редколлегию попадали только особо доверенные люди, так как они являлись своеобразными цензорами: обеспечивали «социалистическую правильность» материалов, издаваемых в Литовской ССР в рамках энциклопедических изданий.

Ландсбергис в этот период не отличался политической или общественной активностью. Как мне говорили, очень осторожный был человек. Отмечу, что коммунисты Госконсерватории состояли на партучете в Октябрьском РК КПЛ, первым секретарем которого я являлся в 1987−89 годах.

Одним словом, Витаутаса Ландсбергиса можно с полным основанием считать в Литве «советским коллаборантом №1». Учитывая, что его биография в 1944—1991 годах представляет яркий пример пропаганды советского периода, а уважаемый профессор до сих пор публично не отказался от советского диплома о высшем образовании, ученой степени «кандидат наук», званий «доцент» и «профессор», присвоенных ему советским ВАКом, от звания «Заслуженный деятель искусств Литовской ССР» и двух Государственных премий Литовской ССР, то он, безусловно, попадает в разряд тех, кого сам же 11 марта 2018 года предложил карать.

Добавлю, что биография Ландсбергиса подробно освещается в интернете и в литовских СМИ. Между тем, она являет собой косвенную пропаганду советского периода истории Литвы, а это строжайше запрещено ч. 1 ст. 170/2 УК Литовской Республики (далее ЛР).

Напомню также, что поправку к части 1 статьи 170/2 УК ЛР внесла на рассмотрение Сейма Литвы воспитанница Ландсбергиса, бывший концертмейстер Госконсерватории, Вилия Алекнайте-Абрамикене (V. Abramikene). Её поправка категорически запрещает не только отрицать, но даже сомневаться в «советской оккупации» Литвы и «советских преступлениях» против литовского народа.

Согласно этой поправке, тому, кто посмеет утверждать, что в период так называемой советской оккупации Литвы были положительные моменты, грозит до двух лет тюрьмы. В этой связи пора действовать и направлять заявления в Генпрокуратуру Литовской Республики (далее ЛР) по поводу пресечения просоветской пропаганды на примере биографии В. Ландсбергиса.

Но пока в Генпрокуратуре ЛР 21 марта 2018 года было зарегистрировано заявление Аудрюса Буткявичюса (А. Butkevičius) и Зигмаса Вайшвилы, подписантов Акта о независимости Литвы 1990 года. Они просят начать уголовное расследование 8-и эпизодов преступной деятельности В. Ландсбергиса и его сообщников в 1993—1997 годах, в результате которой странно умерли или были убиты около десятка бывших активных участников антигосударственного мятежа 1993 года в Каунасе. Мятежники тогда ставили целью свержение первого постсоветского президента ЛР Альгирдаса Бразаускаса (А. Brazauskas).

Буткявичюс и Вайшвила, бывшие ближайшие соратники профессора, обоснованно полагают, что за кулисами каунасского мятежа стоял В. Ландсбергис, пытавшийся освободить себе место президента. Я же в свою очередь готов предоставить ещё восемь эпизодов преступной деятельности Ландсбергиса в 1990—1992 годах, которые стали или могли стать причиной массовой гибели людей. Но это уже другая история.

Саюдис — дитя ЦК КПСС и КГБ

Настало время приоткрыть тайную сторону создания Литовского Движения за перестройку (ЛДП), или «Саюдиса». Весной и летом 1988 года в Союзе вдруг массово стали создаваться народные движения в поддержку горбачевской перестройки. Оказывается, инициаторы перестройки — секретарь ЦК КПСС Александр Яковлев и Генсек ЦК КПСС Михаил Горбачев, решили этими движениями подвинуть КПСС, ставшей тормозом горбачевской перестройки-катастройки, на общественно-политическом поле Союза. Столь важное и деликатное дело было поручено КГБ СССР и его филиалам в союзных республиках.

«Партия сказала, Комитет ответил — есть!». Известно, что в КГБ Литовской ССР для курирования Литовского движения в поддержку перестройки в структуре 5 управления, занимавшего борьбой с идеологическими диверсиями, был даже создан 4 отдел под руководством Пятраса Вожбутаса (P.Vozbutas. «Karštas komentaras», 2007, gruodžio 8).

Об этом факте вполголоса говорили среди партийного актива республики. Я же тогда был не только 1 секретарем Октябрьского райкома Компартии Литвы (КПЛ) г. Вильнюса, но и членом ЦК КПЛ. В этом райкоме на партийном учете находились коммунисты КГБ Литовской ССР. Поэтому первый секретарь этого райкома всегда был достаточно информированным человеком.

Напомню, что совещание творческой интеллигенции Литвы по вопросам содействия перестройке и совершенствованию управления экономикой, на котором была создана Инициативная группа ЛДП, состоялось 3 июня 1988 года в зале Академии наук Литовской ССР. Одним из тех, кто непосредственно наблюдал подготовку к этому совещанию, был доктор философских наук Валентин Лазутка, в то время секретарь парткома Академии и директор института философии, социологии и права АН Литовской ССР.

В своих воспоминаниях, опубликованных в газете «Karštas komentaras» (№13, 2007 г. и №1, 2008 г.), В. Лазутка пишет, что организационную работу по подготовке совещания провели сотрудники КГБ Литовской ССР. Ими же был подобран персональный состав Инициативной группы ЛДП, в которую вошли 35 человек. Это было очевидно хотя бы из того, что кандидатуры, предлагаемые в группу, зачитывались по бумажкам, которые были розданы перед совещанием.

Напомню, что в то время преподаватель марксистко-ленинской эстетики Госконсерватории Литовской ССР В. Ландсбергис был неизвестен в республике ни как музыковед, ни как политик. Он даже не досидел до конца совещания в Академии: боялся компрометации. В Инициативную группу он попал только по предложению куратора из КГБ.

Лазутка вспоминал, что в Литву накануне совещания по созданию ЛДП прибыл руководящий сотрудник ЦК КПСС. Он уточнил все детали будущего собрания, но воздержался от участия в нем. Как видим, утверждение о том, что литовская творческая интеллигенция самостоятельно решила создать ЛДП, является мифом.

Помимо этого, загадкой для многих стало то, что ЛДП вдруг стали кратко именовать «Саюдис». Казалось бы, что тут странного, ведь, как говорилось, «Саюдис» переводится как «Движение». Дело в том, что литовские буржуазные деятели, бежавшие в 1940 году в Германию, создали в Берлине пронацистский «Фронт литовских активистов» (ФЛА). Он ещё именовался «народным и политическим Саюдисом». 22 июня 1941 года члены ФЛА усердно расчищали дорогу германскому Вермахту в Литве, устраивая диверсии и убивая бойцов Красной Армии. Помимо этого они со звериной жестокостью расправились с семьями советских военнослужащих, не успевшими эвакуироваться.

Известно также, что в 1944—1953 годах так называемая партизанская война против советской власти велась под флагом «Саюдисов» борьбы за свободу Литвы. Известно, что литовские «партизаны», предпочитали не воевать с воинскими частями «советских оккупантов», а в основном терроризировали литовцев, выбравших советскую власть. Они их без пощады убивали, в том числе и детей. В послевоенной Литве от рук так называемых «партизан» погибло более 25 тыс. мирных жителей республики и свыше тысячи детей в возрасте от 2 до 10 лет.

Поэтому весь послевоенный период название «Саюдис» в Литве было под строжайшим запретом. И вдруг в 1988 году, в «тоталитарном» Советском Союзе «Саюдис» зазвучал вновь?! Не вызывает сомнений, что без высочайшего соизволения из Москвы подобное было невозможно. Ясно и то, что название «Саюдис» было извлечено из исторического шкафа для прямого намека литовским националистам о том, что появился шанс восстановить независимость.

Известно, что к 1988 году, особенно в аппарате ЦК КПСС, недовольство «тепличными условиями», созданными для стран советской Прибалтики в Советском Союзе, стало достаточно явным. Многие работники ЦК КПСС мне прямо говорили — вы, там, в Прибалтике, «зажрались» за счет России.

На первых порах лидером «Саюдиса» стал писатель Витаутас Петкявичюс (V. Petkevičius), комсомолец с 1945 года, интернационалист и бывший активный борец с литовским националистическим подпольем. Благодаря его энергии и пробивной способности, «Саюдис» в течение трех месяцев стал кумиром общественности Литвы.

На фоне громкоголосого и мощного трибуна Петкявичюса, музыковед Ландсбергис не смотрелся, а в июне 1988 года он публично оконфузился. На митинге, посвященном проводам делегатов из Литвы на XIX Всесоюзную партконференцию, Ландсбергис впервые попытался выступить, но из­за плохой дикции потерпел полное фиаско. Из толпы ему кричали: «Вынь солому из носа!».

Но в августе 1988 года судьба подарила Ландсбергису шанс. Тогда в Литву приехал эмиссар Горбачева, секретарь ЦК КПСС Александр Яковлев. Он встречался не только с партийным активом, но и с саюдистами. Яковлеву крайне не понравилась независимая позиция Петкявичюса и его высказывания относительно позиции Москвы в вопросах перестройки.

В результате по рекомендации Яковлева в сентябре 1988 года члены Бюро ЦК Компартии Литвы на сверхсекретном заседании (без протокола) согласились с предложением председателя КГБ Литовской ССР Эдуардаса Эйсмунтаса (E. Eismuntas) вместо слишком самостоятельного В. Петкявичюса рекомендовать лидером «Саюдиса» проверенного творческого работника В. Ландсбергиса. Известно, что музыковед одновременно являлся информатором КГБ Литовской ССР, писавшим доносы на коллег под псевдонимом «Dedulė».

Партактив в республике не понял замены. Первый зам. председателя КГБ Литовской ССР Станислав Цаплин на мой вопрос о странной замене в «Саюдисе» ответил: «Всё под контролем. Это наш проверенный человек!». Кстати, информацию о работе Ландсбергиса на КГБ в 1997 году подтвердила статья «На КГБ Ландсбергис работал по собственному желанию», опубликованная в газете «Коммерсант-Daily» (№171 от 08.10).

Неприметный и незаметный музыковед в течение короткого времени подмял под себя большинство членов Инициативной группы «Саюдиса», больше половины которой составляли люди, связанные с КГБ Литовской ССР, и установил там авторитарный режим правления. Петкявичюс и его единомышленники, естественно, покинули эту группу. Подобную ситуацию в ЛДП во многом обусловила странная позиция КГБ Литовской ССР.

В этой связи вновь обращусь к воспоминаниям ранее упомянутого В. Лазутки. Тот пишет, что после назначения в мае 1990 года новым председателем КГБ Литовской ССР генерала Ромуальдаса Марцинкуса (R. Marcinkus), он как секретарь ЦК КПЛ/КПСС и 1-ый секретарь Вильнюсского горкома КПЛ/КПСС решил побеседовать с генералом.

Встреча состоялась. В. Лазутка в ходе беседы задал Р. Марцинкусу прямой вопрос: «Если ваш Комитет является государственной структурой СССР и вы являетесь советским человеком, то как можете служить ландсбергистам, явным врагам Советской власти?». Ответ генерала был также прямым: «КГБ Литовской ССР действует не самостоятельно и не по своей инициативе, а он осуществляет указания руководителей КГБ СССР (В. Крючкова) и ему дано прямое указание быть лояльным к Ландсбергису…». («Каrštas komentaras» №13, 2007. «Kaip buvo kuriamas «Sąjūdis»).

Комментарии излишни. Вот такой была «рука Москвы», поддержавшая литовских сепаратистов. В этой связи разговоры о ведущей роли «Саюдиса» в борьбе за обретение республикой независимости являются банальным мифом. Политическая ситуация в Литве изначально контролировалась и направлялась горбачевцами, действовавшими с ведома генсека ЦК КПСС. Поэтому Генпрокуратура ЛР не желает найти основания для привлечения М. Горбачева к ответственности за трагические январские события 1991 года в Вильнюсе.

Секрет сложившейся в Литве парадоксальной ситуации был в том, что генсеку ЦК КПСС М. Горбачеву надо было выполнить обещание, данное президенту США Р. Рейгану в 1986 году в Рейкьявике. Он пообещал, что Прибалтика будет отпущена из СССР. Это обещание Горбачев подтвердил следующему президенту США Дж. Бушу-старшему на Мальте в декабре 1989 года.

Известно, что в интервью газете «Комсомольская правда» (15.06.2009) Горбачев был вынужден признаться, что: «затевая перестройку, он изначально рассчитывал на то, что Литва, Латвия и Эстония начнут борьбу независимость и за выход из Советского Союза».

В едином строю???

Ландсбергисты утверждают, что в 1988—1990 годах республика в «едином строю» шла к независимости. Этому якобы противостояла лишь жалкая кучка бывших партократов, пытавшихся вернуть утраченную власть, и русские, не желавшие учить литовский язык.

В этой связи несколько слов об отношении противников ультимативной независимости, которым являлся и я, к независимой Литве. 28 апреля 1990 года в своем докладе на Учредительном съезде Гражданских комитетов Литовской ССР я отметил, что «Гражданский комитет считает, что, если народ Литвы (а не Верховный Совет или правительство) решит выйти из состава Союза — это его право. Но оно должно реализовываться в рамках Конституции СССР и Закона о выходе союзной республики из СССР«.Аналогичная позиция была зафиксирована и в решениях ХХI съезда Компартии Литвы/КПСС, состоявшегося в 1990 году.

При этом надо признать, что создание в июне 1988 года ЛДП положительно восприняли не только литовцы, но многие русские и поляки Литвы. Даже я, тогда ещё не зная антисоветской истории «Саюдиса», первое время поддерживал ЛДП. Надеялся, что Движение, а его первым лидером, как говорилось, был В. Петкявичюс, встряхнет и обновит Компартию Литвы, да и всю КПСС, погрязшую в ритуалистике, заорганизованности и пустословии. К этому времени большинству в республике — литовцам, русским, полякам — надоели пустые обещания Горбачева и его многословие. Тогда ещё никто не догадывался, что главной целью горбачевской перестройки было доказательство того, что советская система неспособна реформироваться.

Политическому пигмею Ландсбергису, ставшему во главе «Саюдиса», предстояла нелегкая задача. Надо было потеснить на политическом поле республики двух тогдашних кумиров литовского общества: ранее упомянутого писателя Витаутаса Петкявичюса и Альгирдаса Бразаускаса, секретаря ЦК Компартии Литвы. Оба высокие, представительные мужчины, умевшие зажечь толпу своими речами. Да, и голоса у них были под стать внешности.

В. Ландсбергис с невзрачной внешностью и голосом человека, постоянно страдающего насморком, по всем статьям проигрывал Петкявичюсу и Бразаускасу. Но не так прост был музыковед, всю жизнь мечтавший стать для Литвы вторым Йонасом Басанавичюсом (патриарх литовского национального возрождения, под председательством которого 16 февраля 1918 г. Литовская Тариба провозгласила независимость). Ландсбергис понял, что переиграть в голой политике этих двух лидеров невозможно. Поэтому он взял на вооружение испытанный принцип прихода к власти непопулярных тиранов: «разделяй и властвуй!»

С этого момента для Литвы начался «крестный путь», сопровождаемый расколом нации и общества, политическими склоками и дрязгами, продолжающимися до сих пор. В конце 1988 года Ландсбергис и его заместитель Чепайтис (агент КГБ «Юозас»), опираясь на авторитет «Саюдиса», наработанный Петкявичюсом, надавили на коммунистический Президиум ВС Литовской ССР с тем, чтобы в Указе «О государственном языке» не было исключений в пользу русского и польского языков («Возрождение» №1, 06.01.1989). В результате 25 января 1989 года был принят Указ о государственном языке с необоснованно жесткими сроками перехода на него. Из-за этих нереальных сроков этот Указ в штыки приняла значительная часть русскоязычных и поляков республики.

Параллельно в республике началось беззастенчивое переписывание и фальсифицирование истории Советской Литвы и СССР. Термины «советская оккупация» и «советские оккупанты» заняли прочное место в лексиконе саюдистов. Это сопровождалось шельмованием русскоязычного населения. Призывы «Иван, домой!» стали повсеместным атрибутом митингов «саюдистов». Большинство литовских изданий, даже газета «Literatura ir menas» («Литература и искусство»), стали публиковать безобразные карикатуры на русских. Вершиной этой омерзительной травли стал стишок, опубликованный в печатном органе Совета сейма «Саюдиса» (12.05.1989, № 85). Это были 6 строф чуть ли не площадной брани в адрес русских. Реакции ни со стороны официальных властей, ни руководства «Саюдиса» не последовало.

Дело дошло до того, что на митингах саюдистов стали раздаваться призывы к расправе над беременными женами советских офицеров. Эти призывы иноязычными Литвы воспринимались буквально. Почему? В 1989 году в Литве ещё было немало тех, кто помнил кровавую расправу литовских националистов над семьями советских военнослужащих и евреями в июне 1941 года. Тогда тех расстреливали, резали, вешали и забивали ломами.

Помимо этого, многих пугало то, что литовская пресса стала героизировать участников кровавых расправ 1941 года и послевоенного партизанского террора. А 25 мая 1989 года иноязычные Литвы были потрясены сообщением, появившимся в газете «Каuno aidas» («Эхо Каунаса»). В нем говорилось, что начато создание «отрядов охраны края». Тогда многие в республике помнили, что кровавые расправы в июне 1941 года начали отряды «охраны национального труда» (тautino darbo apsaugą). Горбачев молча наблюдал эту вакханалию.

К лету 1989 года Литва усилиями Ландсбергиса и его клики (кликой окружение Ландсбергиса назвал А. Юозайтис, один из молодых лидеров «Саюдиса», литовский философ и популярный спортсмен. См. «Lietuvos rytas», 21.06.1990) население Литвы было расколото. С одной стороны в основном оказались литовцы, с другой — русскоязычные, поляки и часть литовцев.

Это устраивало Ландсбергиса. Ведь, по выражения его бывшего соратника А. Буткявичюса, психиатра по профессии: «Ландсбергис всегда заранее конструирует кризис, конфликт, так как только в кризисе, только в конфликте он может показать себя с лучшей стороны… Он инстинктивно идет на такие ситуации. И сам создает такие ситуации. Это единственное амплуа, в котором он выглядит героически…». («Обзор», № 19/174, май 2000 г.).

Отмечу, что в конфликтной ситуации Ландсбергис всегда занимал крайне непримиримую позицию, что создало ему и его окружению ореол «защитников национальных ценностей» среди значительной части литовского населения. Это во многом позволило Ландсбергису и его окружению в феврале-марте 1990 года выиграть выборы в ВС Литовской ССР.

Как была провозглашена независимость?

Заявления депутатов ВС Литвы, о том, что они якобы представляли большинство граждан Литвы и имели право заявить о так называемом восстановлении независимого Литовского государства, являются лживыми. Согласно официальным материалам, размещенным в сборнике стенограмм ВС ЛР «Lietuvos Respublikos Aukščiausiosios Tarybos (pirmojo šaukimo) pirmoji sesija. 1990 m. kovo 10−13 d. I—VII posedžiai. Stenogramos», которым я располагаю как бывший депутат ВС Литвы, выборы в ВС Литовской ССР, в ходе которых были избраны 141 депутат ВС Литвы, проходили 24 февраля, 4, 7, 10 марта, 7 апреля и 24 ноября 1990 года.

Кандидатами в депутаты ВС баллотировались 472 претендента. К 7 марта 1990 года было избрано 116 из 141 положенных по закону депутатов Верховного Совета Литовской ССР. В марте 1990 года саюдисты максимально форсировали избрание депутатов ВС Литовской ССР. На этом настаивали консультанты из США. Уже было известно, что на 15 марта было назначено проведение III Съезда народных депутатов, который мог утвердить Закон СССР о выходе союзной республики из Союза. После этого ультимативный односторонний выход Лит. овской ССР из Союза стал бы невозможным.

К 11 марта 1990 года были избраны 133 депутата ВС Литовской ССР. За них отдали голоса 1.151.100 избирателей или 44,6% всех избирателей республики (2.581.359). Саюдисты в ВС 1990 года составляли 81,6% всех депутатов. Это позволяло им без труда манипулировать литовским парламентом.

11 марта 1990 года в завершение третьего (вечернего) заседания первой сессии ВС уже Литвы, а не Литовской ССР состоялось поименное тайное голосование за принятие «Акта о восстановлении независимого Литовского государства». Но в голосовании приняло участие 130 депутатов. Итоги голосования были следующими: «за» Акт проголосовали 124 депутата, «против» не было, «воздержались» шесть депутатов от так называемых польских регионов.

Особо отмечу, что 124 депутата, согласно официальным данным из отчетов, опубликованных в газете «Tiesa» (орган ЦК КП Литвы, главный официоз того периода), представляли лишь 1.073.206 избирателей из общего числа избирателей республики 2.581.359, то есть из 41,6%. Это позволяет заявить, что по всем правовым и демократическим канонам эти депутаты не имели права принимать такой судьбоносный документ.

По закону СССР депутатам ВС Литвы для принятия такого документа требовалось представлять не менее 2/3 избирателей республики. Также напомню, что результаты «Brexit» (выхода Великобритании из ЕС в 2017 г.) свидетельствуют о том, что на современном этапе для выхода государства из объединения государств необходимо иметь поддержку как минимум более половины всех избирателей этого государства.

Дополнительно отмечу, что за 61 депутата (45,9%) из 133 избранных в ВС Литвы на 11 марта 1990 года, проголосовало или менее 50% избирателей их округов, или они получили «против» больше, нежели «за». Например, даже лидер «Саюдиса» В. Ландсбергис получил поддержку лишь 45,1% избирателей своего округа. Вот на такую сомнительную «единодушную» поддержку населения республики опирались литовские сепаратисты. Это документально подтверждаемые факты.

Не могу обойти вниманием интересный факт, выявленный бывшим советским диссидентом, доктором естественных наук Витаутасом Скуодисом (V. Skuodis, 1929−2016). Он всю сознательную жизнь боролся за независимость Литвы. В 1980 году советский суд осудил его на 12 лет лагерей, а в 1987 году Скуодис был выслан из СССР в США. Вернувшись в постсоветскую Литву, он был поражен атмосферой лжи и ненависти, насаждаемой в республике кланом Ландсбергиса.

Поэтому в 2007 году В. Скуодис сумел издать 896-страничное исследование, называемое «Melo, neapykantos ir šmeižto kronika. 1993−1997 metai» (Хроника лжи, ненависти и клеветы. 1993−1997 годы). Название книги Скуодиса красноречиво говорит о её содержании и об отношении автора к политике Ландсбергиса.

Исследуя Акт о восстановлении независимого Литовского государства от 11 марта 1990 года, Скуодис установил, что читаемыми подписями под Актом являются лишь подписи 29 депутатов, «остальные были какими-то иероглифами». Скуодис подобное объяснил следующим: «Политическая ситуация в стране тогда была крайне неясной и многие боялись очутиться за решеткой» («Melo, neapykantos…». С. 245). Мне же было известно, что депутаты, подписавшие Акт независимости, со страхом ждали роты советских пограничников, направленных в ВС из здания КГБ, находившегося всего в двух кварталах от парламента. Поэтому, на всякий случай, подписывались неразборчиво. Докажи потом, чья это подпись.

Известно, что 11 марта в Вильнюсе весь день стоял наготове легкий двухместный самолет Як-18 под управлением Роландаса Паксаса (R. Paksas), чемпиона СССР по высшему пилотажу 1980 года. Этот самолет должен был в случае угрозы ареста доставить В. Ландсбергиса в Польшу. Но Москва не дала команды на нейтрализацию ВС Литвы, грубо нарушившего законодательство СССР. Вот так при негласной поддержке Генсека ЦК КПСС и Президента СССР М. Горбачева литовские сепаратисты сделали главный шаг к независимости республики, которая вскоре оказалась так называемой. Но особой их заслуги в этом нет. Это факт.

БУДЬТЕ В КУРСЕ

Опрос

Нашей национальной идеей может быть принцип - жить по совести, который предполагает патриотизм, справедливость, милосердие, верность долгу, честь, достоинство, почитание традиций, трудолюбие и т.п.?
Результаты голосования
Архив опросов

Рубрики

ИА REX — российское информационное агентство, не иностранный агент

ИА REX — международное экспертное сообщество. Мы ориентированы на информирование аудитории о событиях в России и за рубежом, знакомим читателей с мнением независимых экспертов, их реакцией на эти события.

Редакция агентства не несёт ответственности за материалы опубликованные в разделе «Пресс-релизы».

Допускается свободное некоммерческое использование материалов с обязательной ссылкой на ИА REX. Подробнее см. правила использования.

Мы выбрали хостинг от REG.ru

© 2009-2018 Информационное агентство REX

Свидетельство о регистрации СМИ:

Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
ИА № ФС 77-55032 от 14.08.2013

Материалы агентства могут содержать информацию 18+

Rambler's Top100 Проверка тИЦ и PR
Издательский Дом Модеста Колерова - продвижение сайтов