Pussy Riot изменились. Радикально трансформировались. Заметить это можно, обратив внимание на список видео, который, по статистике YouTube, обладает быстрой динамикой набора количества просмотров. В этом списке далеко не самое последнее место занимает новый клип Pussy Riot. Он сам, как и его содержание, представляет для нас как для современников огромный интерес. Отнюдь не потому, что позволяет сформировать некоторое мнение касательно российской политической действительности или ещё каких-либо процессов, так или иначе связанных с Россией. Создатели клипа, конечно, хотели обратить внимание зрителя на некую предполагаемую ими специфику России, но получилось иначе. Как ни странно, клип высвечивает немаловажные нюансы процессов гораздо более глобального масштаба. Забегая немножечко вперед, можно сказать о том, что новый видеоматериал некогда панк-рок-группы является не чем иным, как манифестом смерти индивидуализированного творца как субъекта социальных взаимоотношений. Однако, обо всем по прядку.

Если у Вас есть свободное время, выделенное под восприятие чего-либо в жанре юморески, то новый видеоролик - вполне подходящий для этого продукт. Примечательно, что его название пишется английскими буквами. На официальном канале российской панк-рок-группы вообще практически все пишется английскими буквами. К новому клипу даже встроили официальные субтитры. Что, конечно же, мелочи. Хотя, как известно, дьявол именно в них и кроется.

Не у каждого, у кого найдется свободное время, также найдется соответствующее желание. Потому далее будет сказано несколько слов о самом видеоматериале. Клип снимался в лучших традициях YouTube-хитов. А именно: командой профессионалов своего дела, за серьезные деньги, на мощную аппаратуру. Текст выверенно простой и не провокационный, картинка визуально создает настроение, однозначно считываемое любой аудиторией. Поскольку к музыке участницы якобы феминистского арт-проекта имеют самое опосредованное отношение, вокал был заменен речитативом. Роль аудиоряда, помимо  нарочито лишенной эмоциональности «читки», исполнил фрагмент звуковой записи, замкнутый в кольцо (петлю) для его циклического воспроизведения. Такое сочетание речитатива с зацикленным во времени электронным аккомпанементом создает претензию на звучание в стиле «рэп». Претензию, впрочем, не состоятельную – как минимум из-за несоответствия конечного ощущения у слушателя с выбранными авторами средствами выразительности. Рэп рождается в синергии между мощной текстовой подачей и яркой аудиальной ритмичностью. Отсутствие в новом музыкальном произведении обоих этих компонентов не позволяет поставить его на повтор в плеере или где-либо ещё.

Визуальный ряд создан из сцен, безошибочно адресующих зрителя к определенно наивным представлениям о следственных изоляторах, тюремных камерах и дворах. Не обошлось и без встраивания в такой псевдотюремный контекст элементов советской эстетики пролетариата. Встраивание арт-объектов, прославляющих трудовую деятельность, в конструкцию, олицетворяющую принуждение к незаслуженному страданию, примечательно настолько, что требует совершенно отдельного обсуждения. Всё это, хоть и снималось командой профессионалов, делалось в жуткой спешке. Судить об этом можно по частичному несовпадению видеоряда с аудиорядом. Персонаж клипа открывает рот и при этом не совпадает по времени со звучанием собственной речи. Что само по себе невероятно символично. Но не будем на этом останавливаться, так же, как и на отношениях авторов ролика с советской эстетикой трудящихся.

Содержание клипа сводится к пересказу нашумевшего расследования Фонда борьбы с коррупцией. Фактически, это нечто среднее между рекламой и краткой версией для самых ленивых. Такая версия удобна для распространения, проста для усвоения, достаточно навязчива, непреклонна в своей однозначности. То есть её качества положительны скорее с точки зрения пропаганды, нежели искусства, пускай даже массового. Поскольку создатели клипа явно желали его популяризации, он создавался огромным профессиональным коллективом, а не группой идеологизированных энтузиастов. В таком подходе, когда от исполнителя требуется лишь визуальная узнаваемость, нет ничего нового для мира шоу-бизнеса или же политической пропаганды. За большинством медиазвезд стоит огромная команда специалистов, описывающих и задающих необходимый образ. Порой детализация искусственности доходит до абсурда. Однако сам подход в целом является абсурдным для того, что идентифицирует себя как панк-группа. Именно на такую самоидентификацию когда-то претендовало объединение Pussy Riot.

Pussy Riot некогда были российской панк-рок-группой, действующей на принципах анонимности и осуществляющей свои выступления в форме несанкционированных акций в не предназначенных для этого местах. После знакового для медиаполитики ареста участниц группы Pussy Riot модный принцип анонимности отошел на задний план. Порой кажется, что для некоторых в России отсидеть срок не значит «потерять лицо», а значит обрести его. Так или иначе, лица девушек стали более узнаваемым символом бренда, нежели разноцветные маски. Как будто бы следуя логике поп-культуры, узнаваемость стала генеральным критерием, на основании которого стало возможным принятие соответствующих решений. Строго говоря, приверженность подобным ориентирам не сопоставима со статусом панк-группы. Либо протест, либо коммерция. Панк сам по себе и есть в чистом виде протест против устоявшихся норм и традиций. Для нашего века единственной бесспорной традицией, как известно, является именно коммерция. Потому как протест предполагает под собой желание изменить режим, перевернуть парадигму, сменить правила игры, он несовместим с попыткой идти на поводу у социальных правил и правящей идеологии. В логике панк-сопротивления не может быть удачного момента для протестных действий. Сам подход поиска удобности и комфортности момента для чего-либо, в том числе и для бунта, идет вразрез с духом панк-движения. Тем не менее состав группы перестает быть анонимным и пользуется лицом как валютой в тот момент, когда это максимально выгодно. В случае с Pussy Riot деанонимизация не заставила себя долго ждать. В новом YouTube ролике если и можно увидеть некое визуальное содержание, то это лицо Надежды Андреевны Толоконниковой.

Таким образом, анонимность оказалась временным решением, продиктованным, видимо, финансовыми соображениями. Что же произошло с акционизмом, составляющим ядро феминистского коллектива? Акционизм, как известно, – это феномен, радикально проблематизирующий понятия, лежащие в основе искусства как диалога творца и аудитории. Для художника-акциониста мостовая - подходящий холст. Гвозди разной длины вполне сойдут за мольберт. Собственные гениталии при этом прекрасно заменят краски. Акционизм как движение может быть оценен самым различным образом, но бесспорным моментом оказывается попытка выхода за привычные рамки, выстраиваемые стенами уютных галерей. Так или иначе, акционизм зачастую носит характер жеста агрессии по отношению к безопасности. Будь то безопасность артиста или зрителя. Как, возможно, подметил бы Ницше: «Канат должен быть натянут».

Творческое объединение  Pussy Riot, ранее выбиравшее в качестве холста, пожалуй, самые экстремальные для этого общественные площадки, на этот раз решило действовать в выхолощенном от какой либо ответственности и опасности пространстве интернета. Важно, что холстом оказался YouTube. Подобный выбор примечателен в данном случае не только в связи с тем, что сложно представить себе более безопасного места для акционизма. Пожалуй, важнее оказывается наличие у выбранной медийной площадки собственной идеологии, выраженной в лозунге и архитектуре общего подхода к публикуемому материалу. Коммерческий и медийный успех YouTube породил весьма специфическую мифологию, выстраивающуюся в более широкий контекст глобализированной западной цивилизации. В общих словах, можно сказать, что существование такого инструмента, как YouTube, легитимирует заявления о свободе слова как о достигнутом благе. Дело в том, что одной лишь возможности высказываться недостаточно для претензии на действительно высокое качество жизни. К возможности также должен прилагаться инструмент её реализации. Таковой инструмент также должен быть доступен и эффективен в использовании любым, даже самым индивидуализированным и обособленным субъектом. На первый взгляд, именно таким инструментом и является сервис YouTube.

Лозунг этого сервиса звучит так: «Broadcast «yourself». Приблизительный перевод: «вещай сам» или «транслируй себя». Конечно, прочитан и понят этот лозунг, как и название площадки, может быть по-разному. Так или иначе, YouTube оказывается знаковым синтетическим продуктом постиндустриальных отношений. Многими таковой сервис воспринимается как феномен нового порядка, позволяющий каждому отдельно взятому субъекту находить свою аудиторию, не вступая при этом в отношения со структурами, принадлежащими группе лиц и защищающими коллективные интересы. Иначе говоря, YouTube - это сервис, претендующий на то, чтобы возвести свободу слова и самовыражения в Абсолют. В такой же Абсолют возводится индивидуализм. YouTube-блоггеру не нужно проходить череду цензурирования, договариваться с редакторами, быть исполнителем воли режиссера и так далее. Таким образом, на смену модернистским коллективным структурам массового вещания как будто бы приходит пространство, в котором, наконец, может обрести свой голос свободный индивидуалист. Это новое пространство презентуется аудитории освобожденным от пороков своих предшественников. Для творческого человека в такой среде должна пропасть необходимость создавать заказные произведения, в обилии которых уличаются регулярные издания образца XX века. Благодаря развитию высоких технологий и массовому их распространению в среднем экономическом классе якобы становится возможным противопоставление малых, отдельных субъектов большим общностям. Причем такое противопоставление становится не просто возможным, но и даже как будто бы выигрышным для индивидуалиста выражающего свои собственные, частные интересы.

Тут на сцену выходит Pussy Riot и сходу занимает верхушку этой сцены. Занавес падает. Потому что всё как всегда. Наличие денег порождает у их обладателя определенного рода интерес. Творческий коллектив с готовностью отказывается от всех черт, которые его сформировали и этот вполне определенный интерес выражает в продукте. На место креативного одиночки становится группа профессионалов, вышедшая из больших статических структур, которые, по идее, должны были бы исчезнуть. Такая группа снабжается всеми необходимыми (зачастую огромными по стоимости) ресурсами и присоединяется к истории арт-группы, низведенной до безжизненной маски, от лица которой производится высказывание.  Группа выполняет свою четко заданную миссию, отрабатывая вложенные ресурсы. Строгое слежение за командой профессионалов, работающих по четкому заказу, приводит к вполне ожидаемому результату. Коллектив специалистов, но не творцов, создает программируемый и программирующий продукт, с которым ни по качеству, ни по бюджетам, выделенным на продвижение, не может конкурировать продукт одиночки.

Так заканчивается индивидуальная свобода в месте, призванном стать для неё заповедником. Территория, существование которой обслуживает миф о частной жизни, наполненной свободой самовыражения, разрушается статистикой просмотров пропаганды. В итоге побеждает не индивидуальная творческая сила субъекта, желающего высказаться, а политический заказ. Причем победа эта одерживается, надо думать, в умах и сердцах. Прежде всего, в умах и сердцах людей, бывших некогда артистами, художниками, творцами. Тем не менее, так называемый Топ (верхние строчки рейтинга) -  конечный список. Каждый раз, когда некоторое место в этом списке занимает продукция платной пропаганды определенного отношения к заданному объекту – это место отнимается у того, кто мог, хотел и создал свободное выражение своих творческих способностей. Юмореска от Pussy Riot прозвучала похоронным маршем для синтетического постмодернистского сервиса выражающего и защищающего свободу в западном её понимании.

Возможно, по причине обилия западных английских букв в произведении и его оформлении, а может быть, совсем по другим причинам музыкальный коллектив создал продукт, в котором о России не сказано ни слова. Тем не менее, Pussy Riot героически продемонстрировали на примере судьбы своего творческого объединения удел артиста в современной западной культуре. Хотели, наверное, рассказать о чем-то другом, но получилось об этом. Рассказ получился красочным и показательным, за что они получили от меня «лайк». Если заказчики будут довольны статистикой, то и некогда арт-группа получит ещё несколько заказов. А уж тогда она нам ещё что-нибудь расскажет про западную культуру. Мы послушаем.

БУДЬТЕ В КУРСЕ

Результаты опроса

Позорно ли выступление российских олимпийцев под нейтральным флагом?

Международный олимпийский комитет отстранил Россию от участия в зимней Олимпиаде 2018 года, которая пройдёт в южнокорейском Пхенчхане.

При этом российские спортсмены, не имевшие прежде проблем с допингом, смогут выступить на Олимпийских Играх в нейтральном статусе под белым флагом с аббревиатурой OAR (Olympic Athlete from Russia — Олимпийские спортсмены из России).

Да 81.7%
Нет 18.3%
Всего голосов: 990
Опрос проводился
с 6 по 13 декабря
Архив опросов

Рубрики

ИА REX — российское информационное агентство, не иностранный агент

ИА REX — международное экспертное сообщество. Мы ориентированы на информирование аудитории о событиях в России и за рубежом, знакомим читателей с мнением независимых экспертов, их реакцией на эти события.

Редакция агентства не несёт ответственности за материалы опубликованные в разделе «Пресс-релизы».

Допускается свободное некоммерческое использование материалов с обязательной ссылкой на ИА REX. Подробнее см. правила использования.

Мы выбрали хостинг от REG.ru

© 2009-2016 Информационное агентство REX

Свидетельство о регистрации СМИ:

Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
ИА № ФС 77-55032 от 14.08.2013

Материалы агентства могут содержать информацию 18+

Rambler's Top100 Проверка тИЦ и PR
Издательский Дом Модеста Колерова - продвижение сайтов